Алёна Фёдорова21 ноября 2014 - Лабиринты древние и современные

article360.jpg

С древнейших времён от разных культур мира дошли до наших дней лабиринты – интересные сооружения, словно символизирующие тот извилистый путь, который ведёт к истине. В чём заключается притягательная сила этого символа?

Борхес писал о первом лабиринте греческих мифов: «Идея построить дом так, чтобы люди не могли найти из него выхода, возможно, ещё более странна, чем человек с бычьей головой».

Согласно мифу, царь Минос, правивший островом Крит, разгневал Посейдона — грозного бога морей, отказавшись приносить ему обещанную жертву – красивого быка. В отместку царю, бог сделал так, чтобы его жена — Пасифая родила страшное существо – злобного Минотавра с головой быка и телом человека, в жертву которому ежегодно приходилось отдавать по семь юношей и девушек. Чтобы скрыть чудовище от глаз людей, мастер царя – Дедал создал подземный лабиринт, из которого невозможно было найти выход. Однако великий афинский герой Тесей снял проклятие острова Крит — вошёл в лабиринт, сразил Минотавра и, пользуясь путеводной нитью прекрасной Ариадны, смог найти выход из лабиринта. Таково предание о первом лабиринте.

Само слово «лабиринт» было взято из языка древнего народа Эллады — пеласгов, жившего в 2000 г. дон. э. Однако, по мнению учёных, данный лабиринт мог быть построен и позже, около 1600 г.до н. э — в микенскую эпоху в царском дворце столицы Крита — Кноссе. Историки полагают, что речь шла о большом помещении с многочисленными извилистыми ходами, где устраивали особые ритуальные представления и танцы. Кносский лабиринт был похож на изображение с глиняной таблички XII века до н. э., обнаруженной археологами в Пилосе.

Так, известный немецкий историк Керн, убеждён, что изначально в лабиринтах исполняли «стройно-живую хороводную пляску», особый танец, упоминающийся в поэтических творениях Гомера. Другие исследователи предполагают, что лабиринты служили местом проведения магических обрядов инициации, о чём свидетельствуют изображения на древних предметах этрусков.

Вопреки общепринятому мнению, найти выход из древних лабиринтов было легко, не взирая на, казалось бы, запутанную схему их постройки. Дорога назад оставалась одной-единственной. Так в кносском лабиринте, чертёж которого известен, коридор огибает центр лабиринта 7 раз, описывая при этом окружности уменьшающегося радиуса.  Центр лабиринта расположен недалеко от входа, и путь к нему не имеет ни преград, ни отходящих боковых галерей. Никуда свернуть невозможно!

В этом ракурсе история Тесея вызывает недоумение — если найти обратный путь столь легко, зачем ему была нужна помощь Ариадны? Может, подлинное назначение лабиринта – заставить человека признать свою слабость, вызвать сомнение: «Смогу ли я дойти до цели?». Человек теряется, отчаивается, но надеется и идёт вперёд. Таинство лабиринта так напоминает жизнь! Стремление вперёд, попытка достигнуть цели, уверенность в её близости и вдруг… тупик. Жизнь-лабиринт создаёт преграды, отрезвляет, делает надежды несбыточными, а попытки напрасными.

Возможно, именно этим лабиринт и привлекал древних людей. Скитание по нему полно контрастов — то приближение к цели, то удаление от неё, то надежда на удачу, то утрата иллюзий. Недаром символ лабиринта веками почитали как реликвию, его изображение воспроизводили на керамике и камне.

По Старому Свету символика лабиринта распространилась примерно в I тысячелетии до н. э. Из Средиземноморья она попала в Сирию, оттуда в Индию, Шри-Ланку, Индонезию, Афганистан, а позднее на Запад — в Англию, Испанию, Скандинавию, Русь.

Миниатюры, украшающие раннесредневековые рукописи, содержат уже иное изображение лабиринта — узор слагающих его линий формирует христианский крест. В это время возникли готические лабиринты, узор которых зачастую украшает входы величественных кафедральных соборов, например, Шартрского собора. Прохождение таких лабиринтов символизировало путешествие в Святую землю, а человек, преодолевший лабиринт, считался достойным встречи с Богом.

В эпоху Возрождения, с реформированием религии, трансформировался и европейский лабиринт. Он превратился в непредсказуемый «вертоград блужданий», разительно отличающийся от классического лабиринта Кносса и религиозного Шартра. Великий символ древности стал причудливым аттракционом нового времени, геометрический узор которого словно воплощает душу современного человека — утратившую ясную цель, окружённую множеством всевозможных соблазнов, уводящих в «сердце тьмы», где её подстерегает свой Минотавр….

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1126 просмотров
Оцените статью: НравитсяНе нравится
Комментарии (0)