Александр Малинский1 марта 2014 - Мятеж на «Баунти» или судьба «Пандоры»

article182.jpg
О мятеже на «Баунти» написано немало книг, несчетное количество статей, снят и художественный кинофильм. Но мало кто знает, что у этой истории было не менее интересное и не менее трагическое продолжение. Но прежде чем рассказать о нем, напомним суть дела.
 
 В 1785 ГОДУ В АНГЛИИ было построено трехмачтовое торговое судно «Бетиа» вместимостью 980 т, длиной 54,8 м и шириной 13,5 м. В его экипаже числилось 46 моряков. В 1787 г. «Бетию» приобрело британское Адмиралтейство и переоборудовало в транспорт, заодно вооружив четырьмя большими и десятью легкими пушками; после чего переименовало в «Баунти» (в переводе с английского «Щедрость»). Позже означенную артиллерию заменили двумя дюжинами 18-фунтовых орудий.
 
Вообще-то на «Баунти» собирались перевозить грузы из метрополии в британские колонии в Вест-Индии, но осенью того же 1787 г. судно решили послать в Полинезию, чтобы доставить оттуда саженцы хлебного дерева в английские владения в Канаде. Командиром «Баунти» назначили лейтенанта У.Блая. Он, что называется, «сделал себя сам» — выбился из низов, в юности прошел суровую школу в Королевском флоте и теперь заслуженно считался опытным капитаном, хорошо знавшим штурманское дело. Вместе с тем был нелюдимым, придирчивым, подчиненными офицерами предпочитал командовать, а не советоваться с ними, за прегрешения взыскивал по самому большому счету. Это, естественно, вызывало у офицеров и рядовых матросов (коим доставалось больше) недовольство, которое, в конце концов, переросло в заговор. Его возглавили офицеры Ф.Кристиен и Д.Дцамс, к ним присоединилось 23 моряка.
 
Заговорщики долго ждали подходящего случая. С посланной на разведку шлюпки на «Пандору» сообщают световым сигналом о найденном проходе между рифами. Через пару минут фрегат ударится об один из них. С картины художника — современника событий. А Он представился 26 апреля 1789 г. — после того, как «Баунти» ушел с острова Таити. Мятежники обезоружили ничего не подозревавшего Блая и захватили судно. Надо отдать должное бунтовщикам — они не убили ненавистного командира, а высадили в шлюпку, снабдили запасом продовольствия и пресной воды, разрешили перейти в нее верным Блаю людям и оставили их в открытом океане. Кристиен же вернулся на Таити. Здесь на берег сошло полтора десятка бунтовщиков, решивших «прописаться» в этом земном раю, благо туземцы приняли их как родных.
 
Однако Кристиен понимал, что «Баунти» станут искать, двинутся по его маршруту и наверняка заявятся на Таити. Тогда неизбежно возмездие. Заметая следы, Кристиен с восемью англичанами вернулся на судно, принял на борт дюжину местных женщин и шесть мужчин и ушел на остров Питкерн. Там 13 июня 1780 г. с «Баунти» сняли все, что могло пригодиться новоявленным Робинзонам, а злосчастное судно сожгли. Потомки беглых англичан до сих пор обитают в этих благословенных краях…
 
А что же Блай? Оказавшись посреди океана в переполненной шлюпке — в ней было 18 человек, он сразу же установил жесткий, принятый в военном флоте порядок, строго следил за расходом и запасами еды и воды и не давал людям распускаться. А главное, подтвердил репутацию отличного морехода — совершил на шлюпке, где под парусом, где на веслах, долгий и трудный переход и благополучно достиг острова Тимор в индонезийском архипелаге. Оттуда вернулся на попутном судне в Англию и доложил командованию о происшедшем.
 
В БРИТАНСКОМ ФЛОТЕ с мятежниками не церемонились и не прощали даже малейших признаков неповиновения. Судьи разделяли подсудимых по степени вины, одних вешали на реях, других отправляли на каторгу. О прощении не могло идти речи, безжалостное наказание виновных должно было служить предостережением другим. Так поступили и на сей раз. На поиски «Баунти» и преступников осенью 1791 г. Адмиралтейство отправило 24-пушечный фрегат «Пандору» под командованием капитана Э.Эдвардса. (Кстати, о чем думали чины Адмиралтейства, присваивая новому фрегату это название? Ведь в древнегреческом мифе так звали хитрую и коварную особу, посланную Зевсом на Землю с ящиком, в котором были заключены всяческие бедствия и хворобы, о которых дотоле не ведали люди. Пандора приоткрыла ящик, несчастья выскочили наружу и обрушились на человечество, а в спешно захлопнутой таре остались только несбывшиеся надежды.)
 
Перед выходом в море на верхней палубе устроили импровизированную тюрьму — деревянный ящик длиной 25 м, шириной 3 м и высотой около 1,5 м; человек среднего роста не мог в ней стоять, даже наклонив голову. С боков ящика было два зарешеченных оконца, наверху — люк. По пути в Англию аре- стованных следовало держать с кандалами на руках и ногах и не допускать их общения с командой «Пандоры». Кроме того, на нее погрузили годичный запас продовольствия и все необходимое для предполагаемой починки «Баунти». Придя на Таити, Эдварде арестовал и посадил в вышеописанный ящик 14 обосновавшихся на острове мятежников. Тщетные поиски давно погибшего «Баунти» заняли у него три месяца.
 
Осматривая встречавшиеся острова, «Пандора» потеряла на рифах в незнакомых водах три шлюпки и несколько моряков. В марте фрегат отправился к Большому барьерному рифу, находящемуся у восточного побережья Австралии, но и здесь никаких следов пропавшего транспорта не обнаружилось. В ненастный сентябрьский день «Пандора» дрейфовала между коралловыми отмелями. Подробных и точных карт этой акватории еще не было, и Эдварде приказал спустить шлюпку и найти проход на чистую воду. Его отыскали, но когда шлюпка возвращалась, внезапно засвежело, фрегат стало сносить, и вскоре он сел на камни; через образовавшуюся пробоину в корпус хлынула вода. Экипаж всю ночь боролся с течью. Утром начался прилив, снял «Пандору» с рифа, и она, отойдя на глубокое место, встала на якорь. Эдварде приказал продолжать откачку воды, чтобы с рассветом приступить к заделке пробоины. Но тут, как назло, сломался основной и самый мощный насос. Эдварде понял, что корабль обречен, и велел морякам переходить в шлюпки. Это сделали без промедления, а «Пандора», кренясь, быстро оседала и вскоре скрылась под водой…
 
До ближайшего острова добрались 89 членов экипажа и 10 арестованных (несколько человек погибли при аварии). Команда устроилась под тентами, сделанными из парусов; бунтовщики, прячась от солнца, зарывались в песок. Отдохнув пару дней, все погрузились в шлюпки и взялись за весла… Спустя 16 дней они высадились на Тиморе — там, где закончил плавание и лейтенант Блай. Оттуда экипаж «Пандоры» и вырванные волею обстоятельств из ее ящика бунтовщики вернулись на родину. Мятежники предстали перед судом…
 
Если гибель «Пандоры» осталась незамеченной — мало ли кораблей терял Королевский флот в боях и крушениях? — то с «Баунти» было иначе. Его история «попала в русло» сентиментализма XVIII в., ведь тут и жестокое обращение господина с подчиненными, и их гуманное отношение к поверженному тирану после бескровного восстания (Великая французская революция еще только начиналась), и добровольная робинзонада на забытом Богом острове, и пасторальное бытие среди нецивилизованных, но милых детей природы. Сюжет стал находкой для писателей и поэтов, а в XX столетии — и кинематографистов.
 
КЛАДОИСКАТЕЛИ И ЛЮБИТЕЛИ легкой наживы издревле охотятся за сокровищами затонувших кораблей. А со второй половины минувшего века к ним присоединились оснащенные аквалангами и легким водолазным снаряжением энтузиасты-исследователи. Они опускаются к покоящимся на дне судам, чтобы выявить неизвестные обстоятельства давних катастроф, уточнить особенности конструкции, собрать для государственных и частных музеев старинное оружие и бытовые предметы. И чем быстрее когда-то пошло на дно судно, чем больше оказывается добыча. Так, 10 августа 1628 г. в гавани Стокгольма внезапно перевернулся и мгновенно затонул только что вступивший в строй 64-пушечный корабль «Ваза». Вместе с ним на дно ушли около 400 человек. Место его гибели на глубине 32 м было известно.
 
В 1956 г. приступили к подъему, и в 1961 г. «Вазу» извлекли на поверхность, восстановили и превратили в уникальный музей истории, судостроения и быта XVII в. В 60-е гг. исследователи спустились на «Баунти». Однако увидели только обгоревшие обломки и несколько пушек — как уже отмечалось, груз и все нужное бунтовщики неторопливо переправили на Таити и Питкерн. А в 70-е гг. австралийцы задумали найти и «Пандору». Было известно, что фрегат затонул быстро и покинувшие его моряки успели захватить только самое необходимое. Значит, у Большого барьерного рифа должен быть склад реликвий. Капитан Эдварде не смог в штормовую ночь определить координаты места аварии, поэтому поисковики прибегли к уже опробованному методу. Район, в котором находилась «Пандора», обследовали с самолетов австралийских ВВС и с судов, оснащенных магнитометрами. Когда те отметили на дне скопление металла, поисковики уточнили полученные данные с помощью эхолотов и гидролокаторов. Первая, разведочная, экспедиция отправилась к обнаруженным обломкам в ноябре 1977 г.
 
На дне, на глубине 33 м, покоился деревянный военный корабль без мачт. Он лежал с креном 45°, погрузившись в грунт до батарейной палубы. Все, что было выше, разрушило волнением и унесло течением. Теперь следовало установить, «Пандора» ли это. Помогла находка V-образного металлического предмета с клеймом «Форбис» — таково название английского литейного завода, обслуживавшего в XVIII в. Королевский флот. Количество пушек также соответствовало вооружению «Пандоры».
 
ДЕВЯТЬ ЭКСПЕДИЦИЙ РАБОТАЛИ на фрегате с 1983 по 1999 гг. Организовали даже специальный Фонд «Пандоры». В последней экспедиции, занявшей 39 суток, участвовало 46 человек. Как и в предыдущих, это были водолазы, обслуживающие их инженеры и техники, археологи, историки, специалисты по военному судостроению, врачи и даже представители ведомства охраны природы. Водолазы 575 раз опускались на «Пандору», трудились одновременно двумя партиями: скажем, одна — в носовой части, где были кубрики команды, другая — в кормовой, в офицерских каютах. Хотя корабль лежал на сравнительно небольшой, доступной даже аквалангистам, глубине, врач С.Лавендер отметил, что «работа была нелегкой, и следовало быть готовым к любым неожиданностям». Каждый водолаз ходил на грунт раз в сутки на 45 мин и поднимался на поверхность с остановками, чтобы избежать кессонной болезни от резкого перепада давления. Обследовали «Пандору» по традиционной методике. На судне-базе составили ее план, а корпус разбили на соответствующие ему квадраты со стороной 2 м, чтобы точно привязывать предметы к месту их обнаружения. Сначала с корпуса отсосали специальными механизмами песок и пропустили его через сито, чтобы ничего не пропустить, потом разгребали его вручную. Все поднятое помещали в сосуды с морской водой, дабы избежать разрушения и деформации дерева и коррозии металла на воздухе, и отправляли в лаборатории. Там деревянные изделия промывали и пропитывали воском или специальным маслом и сушили, причем некоторые крупные детали судового набора — в течение года. Железные, стальные, бронзовые и медные предметы помещали в ванны с растворами, обеспечивавшими их очистку от обрастаний и консервацию. Некоторые железные вещи за два столетия не только полностью покрылись морскими организмами, но и растворились, образовав в наростах полости. Их заполняли гипсом либо подобными ему веществами, получая внешние копии утраченного. Сложнее было со сборными изделиями, например, с металлическими приборами в деревянных корпусах, тут требовались комбинированные технологии обработки.
 
… Один за другим на поверхности появлялись немые свидетели давней трагедии. Нашли терракотовый кувшин, когда-то в нем держали масло, используемое при приготовлении еды; обнаружили сосуды для приправ к пище, фарфоровые чашки для чая и украшенный орнаментом латунный кубок для напитков посерьезнее, английскую бутылку из-под вина. Подняли много стеклянной посуды, в том числе супницу капитана Эдвардса. На них время и морская вода ничуть не подействовали. Как заметил участник экспедиции, «их будто только что вынули из шкафа». Доставали пуговицы от одежды и пряжки от съеденных морскими организмами кожаных ботинок. От исчезнувшего подобным образом кожаного чехла для часов остались только детали серебряной и золотой отделки, зато на них прочитали фамилию мастера и номер механизма. Обнаружили и обросший черный диск непонятного назначения. Его определили после обработки находки — карманные часы! Странной формы кусок наростов на всякий случай просветили рентгеном — и увидели характерные очертания классического кремневого пистолета. Вот так, изо дня в день, если не мешала погода, водолазы разгружали «Пандору». Но все участники экспедиций мечтали отыскать останки хотя бы одного из моряков и, используя современные способы исследований, попробовать установить, кем он был, а если удастся, то и его имя.
 
ИЗ ОТЧЕТА КАПИТАНА ЭДВАРДСА было известно, что при катастрофе погибли 31 моряк и четверо закованных в кандалы мятежников. Убитых на верхней палубе и утонувших при пересадке в шлюпки наверняка унесло ветром и течением, но вполне возможно, что кому-то не удалось выбраться из кают, кубриков, трюмов и других внутренних помещений. Надежды оправдались — в 1986 г. нашли первый скелет, потом еще два. Один был в каюте судового врача Дж. Гамильтона, а он писал в воспоминаниях, что при ударе о подводный камень пострадали двое: одного ранило упавшим обломком мачты, другой был убит на верхней палубе. Их тела отнесли к доктору. Там они и остались… Студент Квинслендского университета Д.Стиптей обследовал их останки. Судя по особенностям костяка, один был 17 лет, коренастый, с развитыми предплечьями (следствие постоянной работы со снастями) и с искривленными ногами после перенесенной в детстве болезни бедняков — рахита. Второй — 22-летний, ростом 165 см и физически послабее первого. А в 1997 г. студент Сиднейского университета М.Сутизио, давно сотрудничавший с институтом судебной медицины, взялся за восстановление облика погибшего, чьи останки обнаружили в капитанской каюте. Как он в ней оказался — был ли послан Эдвардсом за чем-то или воспользовался суматохой, чтобы поживиться, — так и осталось неизвестным.
 
Судя по особенностям черепа, у него был чуть скошенный нос, большие выпуклые глаза и мелкие испорченные зубы. Ему было около 30 лет. Чтобы случайно не повредить череп, Сутизио сделал его пластмассовую копию, а дальше действовал по способу, предложенному еще в 40-е гг. видным советским антропологом, доктором исторических наук М.М, Герасимовым. Суть метода заключается в том, что на частях черепа размещают вертикальные шпильки, соответствующие длине и толщине лицевых мышц, а изготовленные из пластилина их муляжи закрепляют на этих шпильках. Потом все обтягивают искусственной «кожей». Методика многократно проверена. (Когда Герасимов объявил о своем методе, ученому устроили строгое испытание. Под присмотром экспертов он восстанавливал облик умерших по их чере- пам, а реставрированные лица сравнивали с прижизненными фотографиями покойников. Если и были ошибки — то только с фасонами причесок и формой усов и бород, о которых Герасимов попросту не знал.
 
Нелишне напомнить, что он выполнил столь необычным способом достоверные портреты князя Андрея Боголюбского, Ивана Грозного, Тамерлана, Улугбека, адмирала Ф.Ф. Ушакова и других исторических деятелей.) Воссоздав «по Герасимову» неизвестного с «Пандоры», участники экспедиции надеялись установить его личность, сравнив ДНК из его останков с наследственным материалом его потомков. Вот только где их искать, да и были ли они?… В 1960 г. американская кинокомпания «МетроТолдуин-Майер» сняла кинофильм «Мятеж на «Баунти». Для него в Канаде (куда, кстати, направлялся лейтенант Блай) построили копию этого парусника. Чертежи выполнили по хранящимся в Лондоне документам и описаниям современников. Правда, американцы абсолютной точностью пренебрегли — длина новодела составила 52,4 м, а ширина 9,2 м, но внешнее подобие соблюдено.
 
После съемок на Таити и Питкерне «Баунти-2» совершил показательный вояж по портам Англии, Франции и США, после чего отдал якорь в Санкт-Петерс- бурге во Флориде. Там экипаж из шести экскурсоводов показывает парусник туристам и рассказывает о злоключениях прототипа…
Рейтинг: 0 Голосов: 0 924 просмотра
Оцените статью: НравитсяНе нравится
Комментарии (0)