Денис Коринцев19 февраля 2015 - Корабли науки бороздят океан

article388.jpg
Зрители фильма «Титаник» единодушно сходятся в том, что огромное впечатление на них произвели великолепные подводные кадры затонувшего корабля, снятые на глубине нескольких километров. Голливудский режиссёр Джеймс Камерон использовал для съёмок российские исследовательские аппараты «Мир», способные погружаться на глубину до 6 тысяч метров. Базой для них служит российское исследовательское судно «Академик Мстислав Келдыш».
 
О научных кораблях, исследующих океан, все слышали, некоторые из них очень знамениты, например, наш же российский «Витязь», несколько десятилетий исследовавший Тихий и Индийский океаны. А кто не знает о корабле «Калипсо», на котором плавал по всем морям легендарный океанограф и изобретатель акваланга Жак Ив Кусто? Но вот на вопрос, когда в плавание вышел первый из научных кораблей и какие исследования он вёл, ответит не каждый. Не все вспомнят названия и многих других океанографических кораблей, исследовавших и продолжающих исследовать океан. Вот давайте для начала заглянем в далёкий уже 1872 год, когда в долгую экспедицию отправился английский корвет «Челленджер».
 
Догадался, в конце концов, человек, что корабли надо снаряжать не только для открытия новых земель, но и для открытия Мирового океана. С такой идеей выступило лондонское Королевское географическое общество. Перед плаванием корвет «Челленджер » был полностью переоборудован. С военного корабля сняли все пушки, освобождая место для химической лаборатории, большого аквариума, фотолаборатории. На палубе установили мощную паровую лебёдку, предназначенную для подъёма тралов и лота. Именно эти нехитрые устройства и были в ту пору основными «инструментами» океанографа. Трал — это особая сеть для сбора образцов морской фауны и флоры. Лот, представляющий собой трос с грузилом, издавна служил морякам для промера глубин, однако океанограф с его помощью мог получить и другие сведения. Термометр, закреплённый на тросе (моряки называют его лотлинем), фиксировал температуру на разных глубинах. Можно было прикрепить к лотлиню и другие датчики, а также ёмкости для сбора «образцов» морской воды.
 
«Челленджер» — первый научный корабль — прошёл по многим морям и океанам, совершив кругосветное плавание, продолжавшееся 4 года, и учёные экспедиции собрали столько самых разнообразных сведений, что над их обработкой потом трудились целых… 20 лет. Научные материалы составили 50 объёмистых томов, куда вошли 2279 карт, схем и рисунков. Участников первого океанографического плавания интересовало буквально всё, что было связано с Мировым океаном: и жизнь его обитателей, и как сложено дно, и подводные течения. Было проведено 370 глубоководных промеров, 255 измерений температуры, 240 тралений.
 
Учёные, плававшие на «Челленджере», первыми установили, что на океанском дне есть свои горные цепи и глубокие ущелья. Впервые стало известно, что жизнь в океане существует и на больших глубинах, несмотря на постоянный мрак и холод — тралы доставляли на борт удивительных глубоководных рыб. Кроме того, в первый раз из глубин были подняты образцы полезных ископаемых. Исследовали и морскую воду. Учёные определяли состав поднятых на борт «образцов », сравнивали пробы, взятые в разных географических точках, на разной глубине. Теперь это может показаться удивительным, но в ту пору даже морская вода во многом оставалась для науки загадкой. После экспедиции «Челленджера» океанографические исследования продолжались. С тех пор в морях и океанах плавали и плавают сотни научных судов разных стран. Некоторые из них стали знаменитыми, например, наши российские «Витязи».
 
Первый «Витязь», парусно-винтовой корвет, был построен в 1886 году на Галерном острове в Санкт-Петербурге. В 1886 — 1889 годах он совершил кругосветное плавание под командой капитана 1-го ранга С.О. Макарова, будущего адмирала. Цели плавания были сугубо научными: проведение многочисленных океанографических исследований вод Тихого океана — плотности, состава, температурного режима. Собранный научный материал был обобщён С.О. Макаровым в монографии «Витязь » и Тихий океан». Это же название — «Витязь» — носил и другой российский научный корабль, вышедший в своё первое плавание в 1949 году. На судне были оборудованы 12 научных лабораторий океанографического, метеорологического, биологического и геолого-геофизического профиля. Именно «Витязю» удалось впервые измерить максимальную глубину Мирового океана в Марианской впадине, составляющую 11 022 метра.
 
Знаменита и научная яхта «Ирондель» принца Монако Альберта I, занимавшего престол крошечного княжества на берегу Средиземного моря с 1889 по 1922 год. Этот удивительный человек был не только мудрым правителем своего миниатюрного государства, но и известным учёным-океанографом. Море он полюбил с юных лет, когда, будучи ещё наследником монакского престола, служил — можно только удивиться! — простым штурманом на испанском военно-морском флоте. Сменив же в 1889 году на престоле отца, прежде всех других государственных дел он построил исследовательскую яхту, чтобы изучать морские глубины.
 
Одним из первых гостей на «Ирондели» был профессор Парижского университета Альфонс Мильн-Эдвардс, известный океанограф своего времени, ставший для Альберта I научным руководителем. С тех пор принц-учёный не раз отправлялся в дальние морские экспедиции, построил ещё несколько крупных океанографических судов, финансировал широкие научные исследования. А в 1899 году он начал возводить в Монако огромное белокаменное здание Океанографического музея для собранных им обширных коллекций. По замыслу принца, музей должен был стать главным мировым центром океанографической науки — с лабораториями, аудиториями для чтения лекций, библиотекой с прекрасным книжным собранием. А на фронтоне здания были высечены названия десяти научных кораблей, чьи плавания к началу XX века дали особо ценный материал. Среди них, наряду с первым исследовательским судном «Челленджер», и наш «Витязь», которым командовал С.О. Макаров.
 
В более поздние времена огромный вклад в комплексную науку об океане внесли американский исследовательский корабль «Вема», английский «Дискавери». А Жак Ив Кусто на своём «Калипсо» не только исследовал океан, но и показывал подводный мир миллионам людей, снимая свои знаменитые фильмы. В XX веке в океанографии постепенно сложилось множество различных специальных направлений. Одни учёные изучают геологию и геофизику океана, другие биологию, третьи гидрофизику. И оснащение научно-исследовательских кораблей со времени первого плавания «Челленджера» неузнаваемо изменилось. На вооружение учёных пришли зонды самого разного назначения, измерители течений, станции-буйки, которые оставляют на какой-то срок на одном определённом месте, автономные донные станции, опускаемые на глубину и поднимающиеся наверх по акустическому сигналу с корабля.
 
Но всё-таки, несмотря на всю эту замечательную научно-исследовательскую технику, какой же океанограф не мечтает увидеть подводный мир своими глазами! И у современных исследователей теперь есть для этого все возможности, которые предоставляют автономные глубоководные аппараты, рассчитанные на нескольких человек, — такие, например, как «Миры». Российское судно «Академик Мстислав Келдыш», построенное в 1981 году, специально предназначено для обеспечения их работы. Один из объектов исследований «Миров » — так называемые гидротермальные океанские поля. Это своего рода глубоководные «оазисы» со своим микроклиматом и фауной. Во многом пока они остаются для учёных загадкой. Но наука наукой, а «Мирам », как все мы знаем, суждено было прославиться и в кино: именно их выбрал для подводных съёмок Джеймс Камерон, когда работал над своим суперфильмом «Титаник ». Российские аппараты привлекли его надёжностью и маневренностью.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1210 просмотров
Оцените статью: НравитсяНе нравится
Комментарии (0)