1 марта 2014 - Если организм нуждается в «ремонте»

article179.jpg
После сообщений о якобы успешном клонировании шотландской овечки Долли в научной и общественной среде возник скандал, связанный с возможностью клонирования человека. То есть изготовления методами генной инженерии точных копий конкретных личностей. Начались дискуссии о моральной стороне подобных экспериментов, чем особенно озабочены представители различных религиозных конфессий. В одних странах такие опыты с человеческими клетками запрещены законом, в других — разрешены, а третьи относятся к проблемам клонирования человека вполне индифферентно. Попросту говоря, никак.
 
 Когда первые страсти, связанные с появлением на свет клонированной овечки Долли, несколько поутихли, у многих ученых возникли недоуменные вопросы. И дело даже не в том, что Долли очень быстро начала стареть (ведь для клонирования были взяты клетки шестилетней овцы, и поэтому новорожденная начала свою жизнь не с начала, а с середины). Проблема в том, что удачный эксперимент получился лишь после нескольких сотен попыток, и эта статистика не изменилась по сию пору. Даже сам автор сенсации шотландский ученый Йен Вил- мут признал под напором оппонентов, что при проведении экспериментов могла быть допущена ошибка. Так, в авторитетном научном журнале «Science» опубликована статья, в которой высказаны серьезные сомнения в том, что Долли действительно представляет собой продукт настоящего клонирования. Уникальность эксперимента доктора Вилмута, из-за чего и возникла сенсация, заключалась в том, что для клонирования были использованы не клетки зародыша, уже содержащие полный комплект наследственного материала от отца и матери (такие клетки уже около 20 лет используют для воспроизводства наиболее продуктивных животных и даже для создания «детей из пробирки»), а соматические клетки одного и того же организма.
 
Однако доктор Вилмут не учел того, что в кровеносную систему некоторых животных (в том числе и овец) иногда во время беременности, хотя и чрезвычайно редко, попадают настоящие зародышевые клетки, которые и могли случайно «выловить» его сотрудники при взятии проб. А овца, у которой брали генетический материал для создания Долли, как раз и была в то время беременной. Кстати, некоторые специалисты обратили внимание на то, что на фотографии, опубликованной в журнале «Nature» и вызвавшей сенсацию, была изображена не соматическая, а эмбриональная клетка...
 
После того как Вилмут опубликовал свое сенсационное сообщение, эксперименты по клонированию различных животных действительно проводились, и в печати появлялись все новые и новые сообщения о клонировании телят, обезьян и даже о начале работ по клонированию людей, хотя с каждым разом шум вокруг очередного сообщения становился все меньше и меньше... И главное тут вовсе не в том, что во многих странах на эксперименты по клонированию наложен правительственный запрет — было бы желание, а возможность обойти любое препятствие всегда найдется.
 
На сегодняшний день многие ученые прямо говорят, что клонирование — вовсе не такая уж насущная необходимость. Многие даже не ставят эту проблему в ряд сотни наиболее важных для человечества. Дескать, место ей где-то лишь во второй сотне. И не только потому, что и без клонирования нас на Земле развелось уже достаточно много, и мы то и дело наступаем друг другу на пятки. Просто в самой идее клонирования можно обнаружить весьма существенный изъян. Ведь первоначально предполагалось, что клонирование даст возможность как бы штамповать живые организмы, воспроизводить их точь-в- точь такими, как те животные (или люди), от которых были взяты клетки для воспроизводства. На самом же деле такого получиться не может — во всяком случае, применительно к человеку.
 
С одной стороны, все, казалось бы, довольно просто. Чтобы получить копии некоторых выдающихся (неважно, плохих или хороших людей), вовсе не нужно изучать их геномы. Для этого надо найти подходящий исходный генетический материал и до тонкостей отработать саму технологию. С другой стороны, этого мало. Пришлось бы в точности скопировать и все физико-химические и биологические условия развития зародыша, а затем и социальную среду развития уже родившегося человека. Иначе получатся совсем иные личности, лишь внешне похожие на своих предков. А такое точное копирование, согласитесь, невозможно.
 
Для практики куда важнее научиться выращивать клоны тканей и органов, которые можно затем использовать для «ремонта» нуждающегося в том организма. Так, в конце ноября 2001 г. сотрудники частной исследовательской фирмы США объявили о терапевтическом клонировании эмбриона в целях получения стволовых клеток. Как известно, стволовые клетки служат на ранних стадиях развития зародыша тем сырьем, из которого впоследствии развиваются все виды клеток организма — кожные, нервные и т.д. И поскольку стволовые клетки еще не прошли стадию дифференциации, они способны затем трансформироваться в клетки любых тканей и органов. Более того, поскольку на этих клетках еще нет отличительных маркеров, определяющих принадлежность данной клетки конкретному организму, то, в принципе, эти клетки, можно пересаживать, не боясь, что они будут отторгнуты иммунной системой пациента. Поэтому предполагается, что стволовые клетки могут применяться для терапии многих тяжелых заболеваний, включая болезни Паркинсона и Альцгеймера, рак, диабет, СПИД, инфаркт миокарда и ряд других.
 
К примеру, диабет вызывается тем, что собственная поджелудочная железа пациента перестает вырабатывать инсулин. А без него в крови человека быстро возрастает уровень глюкозы. В результате пациент впадает в кому, и если не впрыснуть ему животный или синтетический инсулин, то может и умереть. Поэтому хроническим диабетикам приходится постоянно иметь при себе инсулин и периодически, 3— 4 раза в день, делать инъекции. И вот теперь появляется возможность излечить множество людей от этой смертельно опасной болезни. Для этого в поджелудочную железу нужно впрыснуть стволовые клетки: попав на новое «место жительства», они вскоре превратятся в клетки поджелудочной железы и начнут вырабатывать инсулин. Примерно так же можно лечить и инфаркт миокарда: для этого в пораженное тяжким недугом сердце нужно ввести те же самые стволовые клетки, и со временем они превратятся в мышечные ткани, которые затянут пораженное место.
 
Противников этого метода не устраивает вот что. До сих пор источником эмбриональных стволовых клеток служат так называемые лишние эмбрионы, получаемые при искусственном оплодотворении «в пробирке». Но если уже имплантированный эмбрион развивается нормально, то дублеры не нужны, и их уничтожают. Впрочем, церковь ранее возражала и против искусственного оплодотворения, считая его аморальным, как и аборты. Но миллионы супружеских пар, для которых такой способ является единственным средством обретения потомства, не очень-то прислушивались к этим возражениям. И отцам церкви пришлось смириться — детей «из пробирки» теперь даже крестят. Поэтому моралисты перенесли свой гнев на использование лишних эмбрионов в качестве источника стволовых клеток: дескать, это не гуманно. И почему-то никто из них не удосужился задаться простым вопросом: а что обычно происходит с «лишним» генетическим материалом?
 
Тем не менее теперь исследователи попытаются получать эмбрионы без участия спермы. Так, в одном из экспериментов в материнскую яйцеклетку внесли ДНК из клетки кожи той же женщины. И случилось чудо: клетка начала делиться, в результате чего зародыш хотя и не возник, но зато получились стволовые клетки. Здесь налицо не клонирование, а так называемый партеногенез — одна из форм размножения организмов, при котором женские половые клетки развиваются без оплодотворения. Этот способ, кстати, довольно широко распространен в природе, встречается почти у всех беспозвоночных и даже позвоночных, исключая млекопитающих, у которых, правда, зародыши, возникшие в результате партеногенеза, погибают на ранних стадиях развития. Естественно, исследователи рассматривают данный этап работ как промежуточный. Их конечная цель — научить не только половые, но и соматические, то есть обычные клетки организма размножаться таким же путем. При этом, как показывают эксперименты, можно добиться даже того, чтобы разрастающиеся клетки пошли в своем развитии словно бы вспять и на каком-то этапе теряли свою индивидуальность, превращались бы в стволовые. А вот это-то нам как раз и нужно! Получив от самого пациента необходимое количество стволовых клеток, их можно ему же самому пересадить для «ремонта» того или иного органа.
 
Со временем, как мечтают самые смелые ученые, подобным же образом можно будет выращивать для человека и новые органы: забарахлило, скажем, его собственное сердце — на смену ему вырастят новое. Согласитесь, это куда этичнее и безопаснее, чем использовать сердца трупов. Перспективы трансплантологии В общем, похоже, задачу клонирования начали решать не с того конца. Но жизнь все постепенно ставит на свои места. И будущее медицинской  трансплантологии многим специалистам ныне видится именно таким, как описано выше. По мнению члена-корреспондента Российской академии медицинских наук Вадима Репина, исследования необходимо вести по трем направлениям. Во-первых, разрабатывать клеточные модели болезней человека. Во-вторых, поставлять в клиники, где осуществляется трансплантация, стволовые клетки — заготовки для выращивания новых тканей и органов. Третье направление — усовершенствование технологии заготовки тканей и органов для пересадки, создание своеобразных банков запасных частей, которые можно будет использовать в экстренных случаях, когда нет времени ждать, пока вырастет новый орган. За рубежом первые шаги в этом направлении уже сделаны.
 
Так, еще в 1976 г. все медицинские банки США вошли в Американскую ассоциацию тканевых и клеточных банков, деятельность которых объединена компьютерной сетью. Причем учтите: стволовые клетки бессмертны. А это значит, что уже сейчас США обеспечивают свою страну важнейшей биологической информацией на случай радиационной или космической катастрофы. Развертывают свои работы в этом направлении и исследователи других стран. Да и нашему правительству пора всерьез задуматься о приоритетах развития науки. Ведь очень скоро банки уникальной биологической информации обретут немалую ценность. «Когда в течение следующих 20 лет транснациональные корпорации выйдут на создание и хирургическую пересадку «лабораторных» органов, наши врачи (или, скорее, их пациенты) будут вынуждены платить огромные деньги за новые технологии лечения, либо с помощью благотворительных организаций собирать деньги на лечение детей за рубежом», — считает доктор Репин.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1216 просмотров
Оцените статью: НравитсяНе нравится
Комментарии (0)