fotoblog
15 мая 2014
6 | 0 | 1342
fotoblog
11 января 2015
9 | 1 | 909
fotoblog
12 октября 2014
17 | 0 | 979
fotoblog
17 октября 2013
9 | 0 | 1498

Александр Малинский8 декабря 2013 - Осада Геок-Тепе

article69.jpg Осада и взятие крепости Геок-Тепе отрядом генерала М.Д. Скобелева 23 декабря 1880 — 12 января 1881 г. стала кульминационным моментом продолжавшегося на протяжении многих лет расширения границ России к югу от Казахских степей.После неудачного похода отряда Н.П. Ломакина (см. Осада Геок-Тепе 1879 г.) командующим новой экспедицией был назначен генерал Скобелев. Для ее подготовки весной 1880 г. на пути к Геок-Тепе была создана русская база в местечке Вами (Кызыл-Арватский оазис). В ноябре отряд Скобелева выступил из Бами. 23 декабря он достиг стен Геок-Тепе. Крепость защищал гарнизон под командованием Тыкма-Сердара, который сосредоточила Геок-Тепе основные военные силы текинцев (до 25 тыс. чел.).

Дикий юг. В период между 1840 и 1876 годами Российская империя практически постоянно находилась в состоянии конфликта на своих южных границах. В ходе серии кампаний русские войска распространили свой контроль сначала на Казахские степи, а затем и на плодородные долины и оазисы Средней Азии. Главные города древнего Великого шелкового пути один за другим сдавались русской армии: первым был взят Ташкент, за ним последовал Самарканд, а затем Хива и Бухара. К концу 1870-х годов русские войска создали сплошную линию коммуникаций, проходившую от перевалов Кашгара на границе с Китаем до берегов Каспийского моря.

Эта экспансия основывалась на принципе, в общих чертах сформулированном в 1 864 году канцлером Александром Горчаковым: цивилизованная, развитая страна не может иметь общую границу с кочевыми и технологически отсталыми народами. Принципиальные различия в экономической и социальной организации этих двух типов наций, утверждал канцлер, делают конфликт между ними неизбежным и закономерным. Российской империи пришлось расширять свои границы до тех пор, пока она не встретилась с другой сильной и развитой страной, с которой могла торговать.
Первые известные столкновения между русскими и текинцами произошли в 1873-1874 годы, когда стали подвергаться нападениям русские исследовательские экспедиции, направленные в пустыни Северной Туркмении. Начальник Закаспийского военного отдела Николая Ломакина в это время он занимался изучением возможности строительства железной дороги между Хивой и Каспийским морем - проектом, который должен был значительно улучшить связи между Хивой и Россией.

Первая экспедиция.
Маршрут в Хиву через Ахал-Теке представлялся гораздо более легким, чем более прямой путь через пустыню Каракумы. Также он позволил бы русским объединить под своей властью последнюю область Средней Азии, которая еще осталась вне британского или русского контроля.
Русские уже создали несколько небольших баз на побережье Каспийского моря в Туркмении, в том числе в Чекишляре недалеко от границы с Персией. В 1876 году Ломакин организовал из этого порта небольшую экспедицию вверх по реке Aтрек, чтобы установить, можно ли проложить в Ахал-Теке железнодорожные пути. Однако экспедиция столкнулась с неожиданно сильным противодействием со стороны местных жителей, которые организовали отряды вооруженных всадников для налетов на русских. Ломакин продвинулся до Кизыл-Арвата, но там решил свернуть экспедицию. Русские войска, которым приходилось постоянно отбивать нападения текинцев, продвигались очень медленно, при этом их запасы стали подходить к концу. Ломакин был вынужден бросить большую часть своего тяжелого вооружения. Он оставил пушки в песках около Кизыл-Арвата, чтобы добраться до Чекишляра прежде, чем у его солдат закончится продовольствие. Русская армия не хотела мириться с неудачами в Средней Азии, и ее Генеральный штаб практически сразу же начал оказывать давление на правительство, чтобы оно выделило ресурсы для новой, более крупной экспедиции.
В это же время Махтум-кули-хан, номинальный правитель оазиса Ахал-теке, и Тыкма-сердар, губернатор земель, находившихся в районе Ашхабада, приказали возвести крепость и убежища примерно в 45 км к северо- западу от Ашхабада и подготовиться к возвращению русских войск. Эта крепость стала известна в русской литературе как Геок-Тепе или Денгиль-Тепе, что не соответствует действительности. Фактически крепость называлась Енги- Шехер или «Новый город», поскольку ее строительство закончилось только в 1878 году. Денгиль-Тепе - название древнего могильного холма внутри крепости, а Геок-Тепе - имя заброшенной деревушки в пустыне примерно в 8 км к северу от крепости.

Экспедиция 1879 года.
В 1879 году корпус численностью примерно 18000 человек (самый крупный из когда-либо развертываемых русскими в Средней Азии) выступил в поход во главе с генералом Иваном Лазаревым. Русское командование было полностью уверено в успехе. По прибытии в Чекишляр генерал Лазарев освободил группу пленных текинцев и велел им возвращаться к своим родичам и сообщить, что прибыли русские. Примерно через неделю последствием этой бравады стал набег крупного отряда текинцев на русские земли. Они под покровом ночи подобрались к лагерю и угнали несколько тысяч верблюдов.
6 августа армия достигла Чата и выдвинулась в предгорья Копетдага. Здесь крайне тяжелые условия азиатского лета сказались на здоровье пожилого генерала Лазарева, который умер в своей палатке 14 августа. Командование перешло к генералу Ломакину, который решил, что лучшим планом действий будет наступление непосредственно на недавно построенную текинцами крепость. Припасы у армии расходовались быстрее, чем ожидалось, и Ломакин решил, что необходимо как можно скорее одержать победу над противником.
9 сентября две колонны, каждая из которых состояла примерно из 2500 человек, отделились от основных сил и спустились с Копетдага к Ахал-Теке. Колонны потеряли связь между собой, и этой ошибкой воспользовались текинцы. Они атаковали западную колонну и заставили их еще больше отдалиться друг от друга. Все еще уверенный в легкой победе, Ломакин решил использовать оставшиеся у него войска, чтобы взять крепость Геок-Тепе.

Осада.
Русская артиллерия начала обстреливать крепость сразу же, как только подошла к ней на расстояние выстрела. Попытки договориться с гарнизоном о сдаче предприняты не были. Вскоре после начала артобстрела Тыкма- сердар обратился лично к Ломакину с предложением о сдаче, но тот отклонил его. Когда текинцы попытались эвакуировать из крепости гражданское население, Ломакин направил эскадрон, чтобы заставить их вернуться обратно.
После еще нескольких часов бомбардировки Ломакин отдал своим солдатам приказ идти на приступ с северной стороны крепости. Это было не очень удачное решение - текинцы намного превосходили русских в численности и готовы были до последнего защищать свои дома и семьи. Русским солдатам удалось прорваться через одни из ворот, но там они были изрублены текинцами. Затем текинцы контратаковали и ворвались на позиции русской артиллерии. Войска Ломакина вынуждены были отступить к своему лагерю, где им наконец удалось остановить наступление текинцев. Отряд Ломакина потерял 454 человек убитыми и еще больше ранеными - почти половину своего личного состава.
На следующий день Ломакину удалось соединиться с одной из колонн, и вместе они совершили долгий и трудный марш обратно к побережью Каспийского моря, постоянно подвергаясь атакам конных отрядов текинцев.
Известия об этом поражении шокировали русское общество и нанесли удар по престижу русской армии.
Немедленно было принято решение отправить против текинцев новую экспедицию. На пост командующего ею император Александр II выбрал молодого, но уже заслужившего широкую известность и отмеченного высокими наградами генерала Михаила Скобелева, разрешив ему взять столько войск, сколько тот посчитает необходимым.

Огневое превосходство.
Хотя текинцы и превосходили русских по численности в соотношении примерно четыре к одному, они не располагали достаточным количеством современного вооружения и не имели представления о современной тактике. Лучшим источником сведений о тактике, используемой обеими сторонами во время Ахалтекинской экспедиции, является сам генерал Скобелев, который включал в свои приказы вплоть до финального штурма обширные письменные экскурсы для своих менее опытных офицеров. Он описал текинские войска следующим образом: «Неприятель храбр и искусен в одиночном бою; стреляет метко и снабжен хорошим холодным оружием, но он действует врассыпную, вразброд или отдельными кучами, малопослушными воле предводителя, а потому не способен, несмотря на свою подавляющую многочисленность, к единству действий и маневрированию массами [...]
Пехотные же из воодушевленных, сильных и ловко владеющих оружием людей, доведя дело до рукопашного боя, уравновешивают в свою пользу шансы борьбы ».
Но и Тыкма-сердар знал о недостатках своих войск и использовал собственную версию одного из принципов Скобелева: «Всегда сражайтесь с противником, используя оружие или тактику, в которой он несведущ». Тыкма решил не противостоять русским войскам в генеральном сражении, собрал наиболее подготовленных и решительных воинов в небольшие группы, которые стали предпринимать неожиданные ночные налеты на осадные позиции противника. Текинцы стремительно приближались в полной тишине к русским позициям, после чего прыгали в русские окопы с саблями наголо. Оказавшись в гуще хаотичного рукопашного боя на ограниченном пространстве, русские солдаты часто теряли ориентацию, начинали паниковать, бежали и оставляли один за другим несколько рядов окопов прежде, чем артиллерии удавалось отогнать текинцев.
Говоря о тактике русской армии, Скобелев всегда подчеркивал огромную важность сохранения строя. В своей «инструкции» он указывал: «Воспользуемся дисциплиной и нашим скорострельным оружием. Будем бить противника сомкнутым, послушным, гибким боевым порядком, дружными меткими залпами и штыком». Он также рекомендовал офицерам во время атак неприятельской конницы выстраивать своих солдат в батальонные каре.
На открытом пространстве и при проведении разведки боем, солдаты Скобелева должны были действовать в рассыпном строю, чтобы затруднить противнику ведение прицельного огня. Стрелки обеспечивали боевое охранение на расстоянии 200-300 метров вокруг главной колонны, а линейная пехота залегала в некотором расстоянии за ними, готовая дать по противнику залп, когда тот подойдет ближе. Артиллерия должны была оставаться в центре и вести огонь над головами стрелков и пехоты, которые укрывались в траве или за изгородью.

Вооружение.
Во время Ахалтекинской экспедиции большая часть русских пехотинцев была вооружена «берданками» - винтовками, названными по имени их разработчика, американского оружейного мастера Хайрема Бердана. Это было надежное однозарядное, заряжающееся с казенной части оружие, базировавшееся на американской модели эпохи Гражданской войны. Хотя в ходе военных действий во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов стало ясно, что «берданки» уже устарели (по дальности, точности, поражающему эффекту они уступали используемой османской армией винтовке Пибоди- Мартини), эти ружья были популярны в пехоте. «Берданки» также выпускались в варианте карабина для кавалерии и ездящей пехоты. Многие офицеры и некоторые солдаты кавалерии были вооружены американскими магазинными винтовками, обычно «Винчестерами» обр. 1873.
Современники высказывают диаметрально противоположные мнения относительно того, какая часть текинцев была вооружена огнестрельным оружием. Одни сообщают, что их было менее 10%, другие говорят о 50% или даже приводят более высокие значения. В официальном докладе русского командования указывается, что было примерно 4500 человек, вооруженных относительно современными ружьями, преимущественно дульнозарядными мушкетами, и еще 500 человек, вооруженных «скорострельными» ружьями - по-видимому, имеются в виду казнозарядные русские винтовки Крнка или британские «Снайдер-Энфилды».
В дополнение к современному оружию многие текинцы использовали устаревшие дульнозарядные винтовки и гладкоствольные ружья. Многие текинцы, судя по всему, сражались верхом вооруженные копьями, а в пешем строе - саблями.

Артиллерия.
Обслуживаемая хорошо подготовленным персоналом русская артиллерия была, вероятно, наиболее важным преимуществом Скобелева во время его кампании против текинцев. В своих инструкциях он подчеркивал огромную важность использования артиллерии, требуя держать батареи в постоянной готовности, чтобы оказать действующей на передовой пехоте максимально возможную поддержку. Скобелев требовал от артиллеристов быть смелыми и решительными, подчеркивая, что никто не будет винить их в потере оружия в бою, но с них спросят, если они не помогут войскам в той степени, в которой те нуждаются.
В отличие от русских войск, у текинцев было лишь незначительное количество боеспособных артиллерийских орудий.

СКОБЕЛЕВ ПРОВОДИТ РАЗВЕДКУ
Переброска армии от Каспийского моря к Геок-Тепе была чрезвычайно сложной операцией. Воды не хватало, карт местности не было.
Русские экспедиционные войска концентрировались в Порт- Петровске (в настоящее время Махачкала) в течение весны 1880 года. В их состав вошли части, собранные по всей империи, а также многочисленные контингенты инженерных частей и рабочих команд, которые должны были обеспечить строительство железнодорожной ветки до оазиса Ахал-Теке. 30 апреля собранные войска погрузились на корабли Каспийской флотилии, направлявшиеся к Чекишляру - небольшому поселению в устье реки Атрек. Флот остановился у форта Александровский (в настоящее время Форт- Шевченко) и Красноводска (в настоящее время Туркменбашы), где высадились инженеры и рабочие команды, а 7 мая добрался до места назначения.

Доставка грузов.
15 мая несколько «летучих отрядов» казаков были высланы вперед, чтобы разбить лагеря в Ягли-Олуме и Чате. Каждое из этих формирований было усилено джигитами из местного населения, которые использовались как проводники и разведчики. Из новых баз ежедневно отправлялись патрули, обеспечивавшие охрану двигавшихся на восток караванов верблюдов. Казачьи разъезды, сопровождаемые джигитами, также проверяли лежавшую севернее бесплодную пустыню, осматривая оазисы и речные перекрестки, чтобы вовремя обнаружить признаки активности неприятеля.
Все это время русская армия находилась в состоянии повышенной боевой готовности, чтобы отразить набег текинцев, наподобие того, который был предпринят ими на начальном этапе экспедиции Ломакина. К концу мая все караваны с грузами завершили первый этап перехода и собрались в укрепленном лагере в Дузлу-Олуме.

Бами.
В начале июня русские караваны начали движение на северо-восток к городу Бами, который находился несколько дальше, чем на полпути между Геок-Тепе и Чекишляром. Поэтому он был наиболее подходящим местом для размещения основной оперативной базы армии. Выслав конные разъезды в разных направлениях, русские войска прибыли на место в конце мая и обнаружили, что все местные жители оставили это селение. В течение следующего месяца русские войска занимались сооружением в Бами лагеря, который мог бы на протяжении длительного времени принимать достаточно крупную армию. Ручьи были направлены в цистерны для питьевой воды или большие бассейны, предназначенные для купания, вокруг периметра построили частокол. При этом не прекращалась доставка грузов многочисленными караванами, ежедневно по узкой дороге через Копетдаг прибывали новые колонны. Скобелев отправил несколько рот пехоты с полевыми орудиями занять позиции вдоль проходившей через горы дороги, чтобы оказать поддержку каравану, оказавшемуся под обстрелом.

Первая разведка.
1 июля, удостоверившись, что линии коммуникаций в безопасности, генерал Скобелев решил предпринять разведку боем к Геок-Тепе. Поскольку значительные силы были заняты на охране коммуникаций, Скобелев смог собрать всего три роты пехоты и четыре сотни казаков. Однако, он решил компенсировать нехватку личного состава огневой мощью: поддерживать действия отряда должны были конная батарея из четырех 9-фунтовых орудий, ракетная батарея и четыре картечницы Гатлинга. С орудийными расчетами у Скобелева было примерно 800 военнослужащих.
Отряд выступил вечером и в течение первых нескольких дней двигался только ночью, но затем, когда угроза засад текинцев увеличилась, перешел на дневные марши. Казаки двигались перед главной армией и освещали дорогу, поджигая поля и постройки. 5 июля офицеры поднялись на холм у деревни Ягин-Батыр, откуда можно было увидеть укрепления крепости Геок-Тепе. Вечером армия стала лагерем в огородах и садах вокруг Ягин-Батыра.

Перед крепостью.
Находясь так близко к цитадели противника, генерал Скобелев, конечно же, не мог не предпринять по крайней мере хоть какую-то попытку вовлечь неприятеля в сражение. Вечером 5 июля он решил провести демонстрацию под стенами Геок-Тепе. Хотя русские войска и уступали противнику в численности в соотношении примерно 50:1, Скобелев был уверен, что огня его артиллерии, а также с ружейного огня его дисциплинированной пехоты будет достаточно, чтобы держать противника на расстоянии.
Скобелев выступил на рассвете 6 июля. Солдаты двигались в свободном каре, впереди ехали казаки, разведывавшие дорогу на предмет засад. Вскоре после того как русские оставили Янги-Калу появились текинцы - отряд силой в несколько тысяч человек сосредоточился на соседнем склоне. Скобелев приказал своим солдатам остановиться так, чтобы можно было использовать ракетную батарею. Через несколько минут три ракеты разорвались в толпе текинцев, которые в панике разбежались.
Примерно в 13:00 Скобелев развернул свои войска и двинулся обратно в Ягин-Батыр, и около 18:00 они добрались до лагеря. Несмотря на то, что русские войска многократно уступали противнику в численности и на протяжении всего дня постоянно подвергались атакам, они потеряли всего двух человек убитыми.
Однако Скобелев знал, что, возвратившись в лагерь, его солдаты не окажутся в безопасности. Несмотря то что солдаты устали, их немедленно направили на работы по очистке территории от деревьев и по разрушению низких изгородей между садами и пастбищами. Вокруг селения была развернута линия пикетов под командованием капитана Алексея Баранка. Около полуночи, как и ожидалось, текинцы напали на лагерь. В течение следующих нескольких часов обе стороны непрерывно вели огонь, стараясь в тусклом лунном свете попасть в противника. Когда первые лучи солнца озарили поле боя, текинцы начал отход, чтобы не оказаться под прицельным огнем русской пехоты.

Возвращение в Бами.
Рано утром русская армия свернула лагерь и двинулась на северо-запад по дороге, ведущей к Бами. На протяжении примерно 10 км колонну сопровождали несколько сотен конных текинцев, которые, впрочем, не предпринимали серьезных попыток атаковать ее. Еще через 10 км армия остановилась, чтобы отдохнуть в небольшом придорожном оазисе. Здесь русские похоронили двух солдат, убитых во время демонстрации, и наполнили свои фляги водой. Армия выступила уже после того, как наступили сумерки, и добралась до Дуруна примерно в 10:00 8 июля. Запасы воды у солдат стали подходить к концу, лошади сильно устали. Вперед были высланы джигиты с заданием разыскать воду, через несколько часов они вернулись, чтобы сообщить усталым и измученным жаждой солдатам о небольшой речушке у Беурмы. Солдаты вновь смогли наполнить свои фляги и напоить лошадей. Теперь армия могла совершить последний переход и 9 июля прибыла в Вами.

Подготовка к наступлению.
Следующие несколько месяцев прошли для русской армии относительно спокойно. Осмотрев находившуюся вблизи крепость, Скобелев пришел к выводу, что ее можно будет взять лишь обычной осадой, а такая операция для имевшихся в его распоряжении войск была явно непосильной задачей. Скобелев направил доклад командующему войсками Кавказского военного округа с просьбой о присылке свежих сил. Свои потребности он оценил в 12000 солдат и более 100 орудий - при том условии, что Геок-Тепе будет взят без больших потерь. Намекая на планировавшиеся репрессии в отношении местного населения, Скобелев включил в свое письмо следующую просьбу: <Я буду вас просить [...] командировать ко мне лишь офицеров, которые иного взгляда на службу и во сне не допускают».

Ожидая подкрепления.
Хотя Вами был превосходным местом для передовой операционной базы на начальном этапе операции, по мере того как наступало лето, становилось ясно, что он совсем не подходит для длительного пребывания армии. Особенно плохо палящую жару центральноазиатского лета переносили животные. Вскоре армия стала ежедневно терять по 40-50 верблюдов, и огромное количество туш мертвых животных становилось главной угрозой для здоровья солдат. Русским пришлось переносить лагерь в долине несколько раз, чтобы избежать соседства с гниющими тушами верблюдов.
К вышеперечисленным проблемам добавилась и активизация текинцев, отряды которых стали спускаться в долину с целью угона лошадей. В ответ на это русские установили систему «охотничьих партий» - пехота боролась с текинцами, используя их же собственные принципы. Входившие в них солдаты, преимущественно из стрелковых частей, собирались в долине Бендесани и, взяв с собой продовольствия на несколько дней, отправлялись в рейд на холмы - обычно вдвоем, но иногда группами человек по десять. В столь отдаленной и суровой местности командиры могли не беспокоиться о дезертирстве.
Солдаты обычно оставляли большую часть своей формы в лагере, в том числе знаки различия, головные уборы и мундиры, отдавая предпочтение рубахам и свободным штанам. Большая часть таких партий возвращалась, так и не встретив противника, но иногда солдаты приносили несколько ушей, за которые офицеры выплачивали им вознаграждение. Некоторые охотники не возвращались - их захватывали и убивали текинцы, а их тела обнаруживали другие «охотничьи партии» - через несколько дней, а иногда и несколько недель.
Действуя подобным образом, армия провела лето и осень, в то время как подкрепления постепенно перебрасывались в Чекишляр. К концу ноября 1880 года генерал Скобелев решил, что у него достаточно солдат и вооружения, чтобы начать заключительный этап Ахалтекинской кампании.

Самурское укрепление.
28 ноября 1880 года генерал Скобелев выступил в поход на Геок-Тепе во главе отряда силой примерно 10 000 человек.
В последнюю неделю ноября генерал Скобелев начал отзывать своих солдат с мест их дислокации в горах к западу от Бами и формировать части, которым планировал поручить охрану коммуникаций до Чекишляра. Он разделил свои войска на четыре колонны примерно по 2500 человек каждая для марша на юго-восток.
26 ноября небольшой отряд кавалерии под началом полковника Навроцкого выступил из Бами. Он быстро двинулся вперед, занимая населенные пункты вдоль предполагаемого маршрута русского наступления и проводя разведку дорог на предмет сосредоточения войск противника. В ночь на 28 ноября первая колонна русских войск выступила из Бами. Ее возглавлял сам Скобелев, и в нее входило примерно 2000 солдат и офицеров, преимущественно кавалеристов, а также конная артиллерия и джигиты.
Армия уверенно продвигалась вперед и рано утром 30 ноября достигла деревни Кала, находившейся примерно в 36 км от Геок-Тепе. Теперь она была в пределах досягаемости Ягин- Батыра, который использовала в качестве базы в июле, и, казалось, ее еще не обнаружили текинцы. Авангард армии вступил в Ягин-Батыр на рассвете 30 ноября, обнаружив в нем лишь небольшую группу пастухов.
Страницы: 1 2
Рейтинг: +1 Голосов: 1 2936 просмотров
Комментарии (0)