Алёна Фёдорова29 июня 2015 - Бобры против людей

article503.jpg

Забавный случай из категории исторических ляпов, периодически случающихся по вине недобросовестных чиновников, произошел много лет назад в Иркутской области. Старинный герб этого региона России изображал могучего бабра с соболем в зубах, а бабром в старину называли уссурийского тигра, широко распространённого в здешних местах. Однако ведомственные чиновники, составлявшие в 1878 г. словесное описание Иркутского герба и бывшие, видимо, не самыми образованными и внимательными работниками, совершили ошибку и переименовали бабра в бобра, низведя тем самым благородного хищника до представителя одного из семейств, входящих в многочисленный отряд грызунов. 

Когда досадная ошибка обнаружилась, было принято весьма странное (или слишком поспешное?) решение — переделать герб Иркутска, видоизменив тигра в бобра. В результате этой процедуры, стараниями художников полосатый хозяин таёжных лесов «приобрёл» лопатовидный бобровый хвост, а его задние лапы стали перепончатыми. Самое интересное, что, несмотря на всю анекдотичность ситуации, этот гибрид – «тигробобр» служил сомнительным украшением герба Иркутска почти 120 лет, вплоть до 1997 года!

Вообще с бобрами (именно с бобрами, а не с уссурийскими бабрами) связано немало любопытных исторических фактов. Так, к примеру, высокоуважаемая и весьма образованная католическая церковь, фактически до ХХ-го века официально относила бобров… к рыбам! А поскольку эти водные млекопитающие были официально утверждены католической церковью в статусе рыб, то и запреты католического поста на их употребление в пищу не распространялись — католикам не возбранялось употребление в пост бобрового мяса.

Православная церковь в этом отношении оказалась более грамотной – бобры, несмотря на их внешний вид и преимущественно водный образ жизни, всегда оставались для православных животными. Более того, употребление их мяса в пищу запрещалось церковью не только во время поста, но и в обычные дни.

Канадские индейцы Нового Света (Северной Америки), такте и подавно, наблюдая осмысленную и планомерную работу бобров по возведению речных плотин и бобровых «хаток» (домиков),  уважительно именовали их «водяными людьми», что, впрочем, не мешало им охотиться на бобров ради мяса и ценного меха.

Отношения между людьми и бобрами на протяжении многих веков можно охарактеризовать термином – упорное противостояние. Говоря о противостоянии, мы имеем в виду производственную деятельность, как людей, так и бобров, а именно – строительство теми и другими плотин на реках и водоёмах. Очевидно, что цели строительства плотин (или напротив – их разрушения) у человека и бобра абсолютно разные и, как правило, они редко совпадают. Люди, возводя свои сооружения, нередко нарушают «планы» бобров по преобразованию водной территории и наоборот. Поэтому противостояние по типу «они строят – мы ломаем» одинаково справедливо для обеих сторон.

Естественно, что бороться с человеком на равных бобры не способны. К тому же природа, наделившая этих трудолюбивых животных красивым, густым и практически непромокаемым мехом, обеспечивающим им возможность длительного пребывания в ледяной воде, невольно сделала бобров одним из объектов неуёмной человеческой алчности. Веками шапки и шубы из бобрового меха, высоко ценимого за красоту и качество, стоили жизни миллионам этих обитателей водоёмов, приводя местами к их полному истреблению.

Мало того, бобры истреблялись охотниками в неограниченных количествах ещё и по другой причине – особым спросом на мировом рынке пользовалась «бобровая струя» — особый секрет внутренних желёз паховой области тела бобра. Этот специфический секрет обладает целым рядом уникальных свойств – придаёт бобровому меху ту водонепроницаемость, благодаря которой изделия из бобрового меха не боятся дождя и снега, содержит особое вещество (аналог аспирина), эффективное для снятия головных болей и является компонентом, широко используемым при изготовлении всевозможной парфюмерной продукции.

Существует множество интересных и смешных преданий, связанных с «бобровой струёй». К примеру, считается, что именно этим средством спасался от тяжелых приступов мигрени мудрейший царь Соломон, постоянно имевший это редкое лекарство в своей «домашней аптечке». Среди охотников на бобров также широко распространены легенды об их недюжинных умственных способностях. Рассказывают, что бобр, якобы, отлично понимает, что именно нужно от него охотнику и, спасаясь от преследователя, способен… отгрызть и отбросить свои гениталии, очевидно, считая, что жизнь дороже!

Бобры даже становились причиной масштабных военных конфликтов между государствами. Так, причиной Семилетней войны (1756-63 гг.) между Францией и Англией стала борьба за право единоличного пользования обширными территориями Нового Света (канадская часть североамериканского континента) для добычи и торговли бобровым мехом. Правда, эта война не принесла особых выгод ни одной из сторон – побеждённая Франция понесла многомиллионные убытки от длительного упадка своей парфюмерной промышленности, а победившая Англия так толком и не воспользовалась отвоёванными территориями, расположенными на значительном удалении от традиционно освоенного англичанами побережья Америки.

Последствия мировой индустриализации, негативно сказавшиеся на природных условиях существования многих видов животных и ставшие причиной полного исчезновения некоторых из них, к чести бобров, не заставили их прекратить своё противостояние с человеком. Конечно – это шутка, но со значительной долей правды, поскольку сегодня, находясь под охраной закона, бобры упорно сражаются с человеком за своё видение мира, продолжая претворять в жизнь принцип —  «вы строите – мы ломаем, вы ломаете – мы строим»!

Похожие статьи:

Растения и животныеШиншилла – это не только ценный мех, но и домашний любимец

Рейтинг: 0 Голосов: 0 955 просмотров
Оцените статью: НравитсяНе нравится
Комментарии (0)