Александр Малинский30 апреля 2014 - Цветок Асуана

article216.jpg
Каких только потрясений не пережил Египет за свою более чем пятитысячелетнюю историю! Завоевания, вторжения, революции, перевороты… Гиксосы, ассирийцы, персы, греки, римляне, арабы, османы, французы, англичане… Но – катаклизмы взрывались и забывались, а пирамида Хеопса, воздвигнутая раньше, чем пришли самые первые завоеватели, стоит. Стоят древние храмы и сфинксы, и стоит асуанский Монумент советско-арабской дружбы – самый, наверное, новый из памятников, вошедших в число символов Египта. И нет причин сомневаться, что страна переживёт и сегодняшние потрясения,– переживёт, не испытав ущерба своему величию и не забыв своих друзей. 41 год назад состоялось торжественное открытие Асуанского гидроузла, строительству которого посвящён Монумент.
 
Великий Нил, давший начало одной из древнейших цивилизаций Земли… Его сток подвержен значительным колебаниям, несущим то засуху, то наводнение, и люди издревле пытались его регулировать. Самая древняя в мире плотина высотой 12 м и длиной 110 м была сооружена 5000 лет назад на Ниле, неподалеку от Каира. В 1902 г. за дело взялись англичане, построили каменную плотину длиной 1900 м. Потом её дважды достраивали, довели длину до 2100 м, а высоту увеличили в пять раз – до 54 м, но так и не смогли решить проблему. Египту была необходима плотина не просто большая, а громадная!

«Садд-эль-Аали»

Сразу же по приходу к власти правительства Насера идею строительства такой плотины начали всесторонне прорабатывать в египетских организациях. Для международной экспертизы проекта был создан комитет, в который вошли наиболее известные учёные и практики. В декабре 1954 г. они подтвердили, что сооружение Высотной плотины допустимо со всех точек зрения.

При строительстве плотины были использованы новейшие отечественные изобретения в области гидростроительства, благодаря чему она и сегодня вполне современна, несмотря на уже солидный возраст
Для такого грандиозного строительства был необходим иностранный займ. Получив отказ от Международного банка реконструкции и развития, Насер обратился к Советскому Союзу. СССР дал необходимый кредит, советские организации взялись за проектирование плотины, гидроэлектростанции, линий электропередачи, электроподстанций и других сооружений Асуанского гидроэнергетического узла, их техническое оснащение, обучение персонала.

Наш опыт в этой сфере был тогда самым передовым – не зря Высоцкий пел: «Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей»… Тысячи советских специалистов были откомандированы в Арабскую Республику Египет (АРЕ), и множество египтян приехали в СССР для обучения в ВУЗах и прохождения практики на советских ГЭС. Условия работы в Асуане были тяжелы. Температура воздуха – 45º в тени, ядовитые змеи, скорпионы… Непривычному человеку трудно было переносить хамсины – бури из мельчайших частичек песка, проникающих в любую щель. Однако командировка в АРЕ считалась престижной, и не только потому, что позволяла подзаработать бедным гражданам богатой страны. Есть такая черта у нашего народа – нам нужно чувствовать причастность к великому делу.

Подразумевалось, что Египет идёт к социализму, и наши симпатии были на его стороне. Со своей стороны, египтяне испытывали огромное уважение к советским специалистам и дружеские чувства к советскому народу – хотя руководство страны отвергало теорию классовой борьбы и сажало в тюрьмы своих противников-коммунистов… Кроме гражданских специалистов, в Египет были направлены и военные. Это не афишировалось, но было вполне обосновано,– глупо давать кредиты, посылать в такой неспокойный регион множество людей на строительство крупнейших объектов, не позаботившись об обеспечении их безопасности. Небо над Асуаном защищали лучшие советские лётчики.


Через 47 веков после пирамиды Хеопса: в основание памятника вместе с первым бетоном был уложен мешочек золотистого волжского песка...
Разработки инженеров одного из ведущих институтов Советского Союза – «Гидропроекта», – выполненные под руководством талантливого инженера Николая Александровича Малышева, позволили значительно удешевить проект и на год сократить сроки строительства. Египтяне были в восторге. Мощность спроектированного гидроузла, названного «Садд-эль-Аали», составила 2,1 млн кВт. Плотина получилась действительно громадной. Её объём – более 17 пирамид Хеопса, общая длина 3600 м, ширина основания 980 м, высота 111 м. Её построили из специально отсортированных по размерам гранитных камней, пустоты между которыми заполнили песком. Водоупорное ядро из смеси глины и противофильтрационного замеса пронизывает всю толщину сооружения и уходит глубоко в коренные породы, подстилающие русло реки. Конструкция позволила «Саддэль-Аали» без последствий перенести в 1981 г. землетрясение силой 6 баллов по шкале Рихтера.

Плотина полностью перекрыла старое русло Нила. В соответствии с проектом было создано искусственное водохранилище длиной 335 км, ёмкостью 157 млрд м3. Уже в 1964 г., вскоре после перекрытия Нила, плотина спасла Нижний Египет от катастрофического паводка, который был задержан в водохранилище, она надежно защитила его от наводнений и впредь. Запасы воды помогли Египту без потерь перенести страшную засуху в Африке в 80–90-е гг. Высотная Асуанская плотина, несомненно, одно из величайших сооружений на планете. Лондонская «Таймс» назвала её «пластической операцией на лике Земли». Великой плотине требовалось достойное художественное выражение.

Международный конкурс

В 1966 г. Правительство Египта выделило деньги для проведения международного конкурса на проект Монумента дружбы арабского и советского народов. …Творческий конкурс – это всегда жизненный шанс для архитектора. А в те годы – особенно: архитектура была унижена, заклеймена любовью к излишествам, под которыми понимались красота фасадов и комфортность планировочных решений, она склонилась перед натиском типового строительства. Архитекторы Пётр Павлов и Юрий Омельченко получили прекрасное классическое архитектурное образование, их манила возможность поработать в среде великого искусства Древнего Египта.


Так выглядел проект П. Павлова и Ю. Омельченко, получивший 1 премиюмеждународного конкурса.
Восхищение им позволило найти такой тонкий и вечный символ Египта, как цветок лотоса. Лотос растёт в воде, а вода для Египта – это жизнь. Как гласит арабская пословица, «аллах создал воду, а вода – всё самое прекрасное на свете». Разрабатывать конкурсный проект приходилось в нерабочее время. А работа была большая – её результат занял 20 подрамников размерами 70х150 см. Из воспоминаний заслуженного архитектора России П.П. Павлова: «Мою квартиру превратили в мастерскую. Мебель в угол. Распорядок дня такой – работаем с 5 до 8 утра, затем идём на службу, а после работаем до полуночи и, конечно, сплошь все выходные дни. Спали по пять часов в сутки, и так в течение четырёх месяцев. За месяц до сдачи проекта я пригласил скульптора Эрнста Неизвестного. Мы предложили ему нарисовать барельефы для внутренних поверхностей пилонов Монумента. Было ему не до этого, он уезжал заканчивать барельефы монумента в Артеке. После моих звонков в Крым, за три дня до сдачи проекта Неизвестный прислал нам кальки рисунков с запиской: « Пётр! Сделал всё, что смог. Если не нужно, выброси. Если нужно – используй. Страшная запарка. Пятого открываю монумент. Желаю успеха. Твой Эрнст». Удалось что-то использовать, но рисовали на подрамниках барельефы мы сами. Юра с женой уговорили меня вписать Э. Неизвестного в авторский лист, и мы указали, что рисунки барельефов выполнены с участием Э. Неизвестного».

Надо сказать, что в дальнейшем работа со скульптором не сложилась. Барельефы на внутренних поверхностях пилонов при возведении Монумента были выполнены 20 арабскими резчиками по эскизам и под руководством скульптора Николая Вечканова. Всего на конкурс было представлено 48 проектов, в том числе из Советского Союза – 36. Конкуренция была очень серьёзная. Тем весомее была победа. Международное жюри, среди членов которого были ведущие египетские архитекторы и советские авторы проекта плотины, единодушно присудило первую премию проекту Ю. Омельченко и П. Павлова с настенными барельефами скульптора Э. Неизвестного: «…Проект обладает высокими художественными качествами, исполнен с большим профессиональным мастерством. Это крупное явление монументальной архитектуры подлинно международного класса и значения».

В большинстве работ, представленных на конкурс, Монумент был задуман традиционно – в виде двух пилонов, символизирующих дружбу и равноправное сотрудничество двух народов. В проекте Ю. Омельченко и П. Павлова идея другая. Две дороги – пути двух народов – проложены в искусственном бассейне. Там, где они соединяются, из воды вырастает цветок – символ жизни, дружбы и борьбы. Грандиозный размер плотины, гидростанции, озера Насер, мощь Нила и безбрежность окружающей пустыни диктовали большой масштаб Монумента. В конкурсном варианте он имел высоту 90 м. В дальнейшем, из соображений экономии, по просьбе представителей АРЕ, высоту пришлось снизить до 76 м. Проект был подарен Советским Союзом Египту, а строительство Монумента выполняли местные фирмы на средства АРЕ.

Красота и несправедливость

Инженерную и конструктивную части проекта выполнили специалисты «Гидропроекта» под руководством самого Н.А. Малышева – главного инженера института, Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии, доктора технических наук. Для воплощения архитектурных рабочих чертежей и ведения авторского надзора за строительством в 1970 г. Павлов и Омельченко были откомандированы на Асуанскую плотину. Не знали они тогда, что эта командировка растянется так надолго:для Юрия Омельченко – на три, а для Петра Павлова – почти на пять лет. Когда они приехали, плотина ещё достраивалась, было много советских специалистов, в поселке «Сахара» работала библиотека, регулярно показывали кино, проводились вечера в клубе, приезжали с концертами артисты. Архитекторы имели возможность ездить по стране, осматривать памятники Древнего Египта. Они смогли наблюдать и уникальную операцию ЮНЕСКО по спасению храмов Абу-Симбела, перенос их из зоны затопления. Но в целом обстановка была отнюдь не простой. Время строительства Монумента совпало со многими тяжёлыми событиями в жизни Египта.

 Вскоре после приезда архитекторов в Асуан неожиданно умирает Президент Египта Гамаль Абдель Насер. Страна погрузилась в скорбь – его очень любили. Наши специалисты участвовали в траурном шествии с чёрными знаменами в Асуане. Во главе процессии шли почитаемые в Египте коптские сестры (христианские монахини), за ними – главы города, затем – советские специалисты, а потом все остальные. С одной стороны шествия неистовствовали доводящие себя до исступления мужчины, с другой – пронзительно улюлюкая, выли женщины. Осталось позади 15 января 1971 г. – день торжественного открытия гидростанции и плотины.
 
От СССР ленточку перерезал Председатель Президиума Верховного совета СССР Н.В. Подгорный. А Монумент продолжал строиться. Несмотря на наличие 100-метрового башенного крана, который использовался для установки опалубки, работы велись как в Древнем Египте – вручную. Подъём бетона на руках в круглых резиновых чашах, обтесывание мраморных и гранитных плит – всё делалось добросовестно, аккуратно и с любовью. В 1972 г. Анвар Садат, ставший Президентом после смерти Насера, человек прозападной ориентации, положил конец сближению с Советским Союзом и потребовал вывода наших войск из Египта. Арабо-израильская война 1973 г. происходила уже без участия наших военных, в это время они покидали Египет.

Прощаясь, почти над крышами поселка строителей пролетели лётчики. Уезжали, завершив свои участки работ, специалисты. А Монумент продолжал строиться. Окончательно он выглядел так. К дороге, идущей по гребню плотины, примыкала стоянка для автомобилей. Рядом предполагалось построить музей и кафе-ресторан для туристов. По дороге из плит красного асуанского гранита, через ковёр зелени и над водой 100-метрового бассейна, освещённого 320 прожекторами, посетители попадали внутрь Монумента. Здесь на внутренних поверхностях пилонов выполнена декоративно-скульптурная композиция, после осмотра которой можно на двух лифтах подняться на смотровую площадку в форме кольца, расположенную на высоте 46 м. Отсюда хорошо просматриваются просторы Сахары, гладь водохранилища, плотина, величественный Нил и силуэт Асуана вдали.
 

 Белый лотос, освещённый днём тропическим солнцем, ночью – множеством прожекторов, виден за десятки километров. Он служит маяком для судов, плывущих по водохранилищу из Судана, Эфиопии, из глубин Африки
 
Отношения между правительствами продолжали портиться, но подготовка к торжественному открытию Монумента, намеченному на январь 1975 г., всё же велась. В декабре 1974-го приезжали корреспонденты советского телевидения, делали репортажи, брали интервью у авторов. Готовилось и арабское руководство. Ждали, что открывать Монумент приедет Л.И. Брежнев… Не дождались. Отношения двух стран приобрели такой характер, что приезд Генерального секретаря стал невозможен.

Авторы уехали из Египта, так и не открыв Монумент. Это печально само по себе, но повлекло и другие последствия: их самоотверженная работа никак не была отмечена в Советском Союзе. Нет открытия – нет объекта – за что награждать? А Монумент остался. Он уверенно занял место среди достопримечательностей Египта. На египетских открытках его изображают рядом с древними храмами. Именно он стал символом Асуана и высотной плотины, этого грандиозного детища совместного творчества и труда двух таких далеких и оказавшихся неожиданно такими близкими народов.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1148 просмотров
Оцените статью: НравитсяНе нравится
Комментарии (0)