Александр Малинский13 января 2015 - Боимся ли мы быть взрослыми?

article375.jpg
Какие ассоциации вызывает у вас это слово — серьезная ответственность или желанная свобода действий? Те, на кого мысль о взрослении наводит уныние и тоску, видят в нем лишь конец беззаботной юности, необходимость поставить крест на каких-то приятных возможностях и от многого отказаться. Но какие же они на самом деле — по-настоящему взрослые люди?
 
Спросим об этом у детей, у известных взрослых, у психологов и даже у сексологов — ведь наслаждение тоже имеет свой возраст. Попробуем понять, нет ли каких-то (пока не замеченных нами) преимуществ у перспективы повзрослеть. Кстати, а вы никогда не задумывались, каков ваш настоящий возраст?
 
Кажется, сейчас никто как следует и не знает, что такое «взрослый» и когда человек им становится. Среди нас немало тех, кто мечтал бы прожить жизнь, не принимая ее всерьез. Как и когда я стал взрослым? Не имею ни малейшего представления! Хотя я не считаю себя ни ребенком, ни инфантильным, пишет философ Андре Конт-Спонвиль (Andre Comte-Sponville). Но этот переход произошел очень постепенно и незаметно. Это было не событие, а процесс, работа, долгое выздоровление. Я никогда не чувствовал, что детство — счастливое время. Стать взрослым значило окончательно выбрать счастье в противоположность детству».
 
Возможно, мы хотим расстаться с детством, но готовы ли мы быть взрослыми? Кого из нас (сколько бы нам ни было лет) не охватывает иногда страх не справиться, не суметь постоять за себя, желание спрятаться под одеяло? Среди тех, с кем мы обсуждали это «Досье», многие восклицали: «Взрослый? Я? К счастью, нет». Не превращаются ли взрослые в вымирающий вид, в клуб, вступить в который все меньше желающих? Стоит ли этому удивляться в наше время, когда серьезность и зрелость не слишком-то ценятся?
 
ГРАНИЦЫ ЖИЗНИ
Взрослость — это, конечно, факт личной биографии, внутреннее ощущение, которое может прийти в любой момент. Общественное мнение склоняется к тому, что взрослыми мы становимся между 16 и 24 годами. «Вообще для большинства наших сограждан взрослое состояние длится с 16 до 60 лет, — поясняет социолог Алексей Левинсон. — Эти границы примерно совпадают с получением аттестата зрелости в начале и пенсионного удостоверения (для мужчин) — в конце». Однако 29% молодежи в возрасте от 18 до 26 лет не считают себя взрослыми, да и в следующей возрастной группе (26-35 лет) таких тоже немало 10%.
 
Но есть и другое восприятие, менее привязанное к паспортному возрасту. «Сейчас юность значительно потеснила взрослость, и до 20 лет тинейджеры считаются детьми, — замечает социальный психолог Маргарита Жамкочьян. — На наших глазах активно, я бы даже сказала агрессивно, за счет взрослости, удлиняется молодость. Многие предрекают постепенное исчезновение этого понятия вообще: взрослые не стареют, дети не растут». Многие из тех, кому уже под сорок, искренне полагают, что признать себя взрослым — значит сдаться…
 
Реклама неустанно обращается к молодежи, и дошло до того, что молодые стали основной референтной группой. Креативным сотрудникам рекламных агентств, живущим в искусственном мире, который Фредерик Бегбедер описал в бестселлере «99 франков», а Виктор Пелевин — в «Generation П», трудно привыкнуть к мысли, что покупательная способность теперь чем дальше, тем больше переходит к людям более старшего возраста.
 
ПУТАНИЦА В ОРИЕНТИРАХ
Способны ли мы сами дать точное определение взрослому? Пока мы не выросли, он представляется нам этаким «человеком в футляре » — рассудительным, но занудным персонажем, воплощающим правила, ограничения, запреты. Так думает, например, Пеппи Длинный чулок из детской книжки АстридЛиндгрен: «Взрослым никогда не бывает по-настоящему весело. Да и чем они заняты: скучной работой или модами, а говорят только о мозолях и подоходных налогах… И еще они портят себе настроение из-за всяких глупостей...» Или все-таки в том, чтобы быть взрослым, есть свои радости, своя гармония?
 
«Взрослый человек — тот, кто не нуждается в родителях, утверждал индуистский мистик Ошо. — Взрослый человек — тот, кому не нужно ни за кого цепляться и ни на кого опираться. Взрослый человек — это тот, кто счастлив наедине с собой ». А вот определение Андре КонтСпонвиля: «Взросление означает верность детству и одновременно отказ от стремления навечно остаться в детстве». Этот отказ многим из нас дается нелегко. На наших глазах исчезают общепринятые границы между подростками и «молодыми взрослыми», которые продолжают слушать ту же музыку, носить те же джинсы и кроссовки… А дети тем временем все чаще немогут себе позволить уехать из родительского дома из-за высокой стоимости жилья или, уехав, вскоре возвращаются в родное гнездо. Многие взрослые дети продолжают получать финансовую помощь от родителей: ведь они дольше учатся и позже начинают работать. Да и зачем торопиться, когда, по мнению многих, в 40 лет жизнь только начинается?
 
ПРИНИМАТЬ В РАСЧЕТ РЕАЛЬНОСТЬ
Еще столетие назад ребенок не имел признанного статуса. Подмастерья лет восьмидесяти во многих отношениях вели взрослую жизнь. Ведь единственным способом заявить о себе было войти в круг взрослых, и как можно раньше. Теперь все практически наоборот: молодые считаются привилегированной социальной группой. Статус взрослого либо обесценивается, либо, наоборот, становится недостижимым. Дорога взрослой жизни проходит через принятие (далекой от наших пожеланий) реальности и ведет к горизонту, за которым — смерть. И многие предпочли бы как можно дольше уклоняться от вступления на этот путь. Ведь отказаться от мечтаний, беззаботности и простых радостей детства не слишком привлекательная программа.
 
Когда же происходит этот переход, который мы обычно осознаем постфактум? Похоже, все позже и позже, после тридцати, а иногда и ближе к пятидесяти. Впрочем, все зависит от обстоятельств. «Я очень рано, с семи лет, стал считать себя взрослым, и я давно уже перестал им быть», — признается нейропсихолог Борис Цирюльник (Boris Cyrulnik). Он потерял своих родных (а сам спасся чудом) в 1942 году. Много позже, женившись и став отцом, он «понял, что жизнь — огромная игра и в этом бренном мире нет ничего важнее, чем играть» (см. об этом на с. 74). Наступление взрослости — событие личной истории, которая у каждого своя. Часто мы чувствуем, что повзрослели, когда случается важное событие — рождение ребенка или смерть близкого человека.
 
Вопреки распространенным представлениям, женщины охотнее, чем мужчины, принимают свой статус взрослых. «Когда я впервые увидела своего мальчика в колыбели, я сказала себе, что никогда больше не смогу хоть на минуту расслабиться, не удостоверившись прежде, что у него есть все необходимое», — вспоминает 36-летняя Ольга. Младенец ждет, что мир исполнит любое его желание, поэтому взрослый знает: ему предстоит отдать своему ребенку свое внимание, время, средства, а то и свою жизнь… Иногда, правда, ощущение зрелости обманчиво.
 
«Стечением летя понял, что посчитал себя взрослым гораздо раньше, чем усвоил взрослое поведение, — говорит журналист, основатель Psychologies Жан-Луи Серван -Шрейбер (Jean-Louis Servan-Schreiber). — Если по отношению к детству я не испытываю никакой ностальгии, то это потому, что тогда я был зависим, а сегодня я слишком люблю свою независимость и свободу действий. Я почувствовал, что достигаю зрелости, когда перестал бояться своих недостатков, чужого мнения, перестал бояться говорить правду, бояться ловушек жизни, да и смерти тоже. И я узнал, что идеальный взрослый — тот, кто сумел наконец-то познать и принять себя. А это гарантирует нам, что мы никогда не станем взрослыми до конца...»
 
РАЗВЕ ИДЕАЛЬНЫЙ?
Иногда считается, что цель психоанализа сделать взрослыми тех, кто пока еще не вполне вырос, поскольку Фрейд хотел освободить нас из болезненного плена детства. Об этом прекрасно сказал писатель Оскар Уайльд: «Маленькие дети любят своих родителей, потом они их судят; иногда они их прощают. Подросток — тот, кто судит; взрослый — тот, кто прощает». Это не значит, что мы должны или можем быть взрослыми все время. Цельный, «сплошной» взрослый существует только в детском воображении. Эта иллюзия теперь проходит у детей все раньше и раньше, как и желание повзрослеть.
 
Лицом к лицу с жизнью мы быстро осознаем, что одинаково невозможно ни отказаться быть взрослым, ни стать им полностью. И это только к лучшему. Разве не в том состоит личное развитие, чтобы, узнав себя по-настоящему, уметь сочетать ответственность и беззаботность, серьезность и игру, открытость к другим и необходимую дистанцию? «Впереди у взрослого из личных перспектив только старик или небытие, — говорит Андре Конт-Спонвиль. — Но это его не слишком заботит. У него есть кое-что гораздо более срочное. Более важное. Есть то настоящее, что непрерывно проходит. Есть та реальность, что остается».
 
Ведь быть взрослым — значит также уметь сбрасывать броню, открываться, быть настоящим. А это нелегко дается не только каждому из нас, но и нашему обществу, считает кинорежиссер Павел Лунгин: «Я еще не повзрослел и надеюсь оставаться ребенком до конца жизни. А вот наше общество взрослеет. Предыдущие 10 лет оно было ребенком, и мы строили отношения с властью по принципу: «Папа, накажи меня, я плохой! Папа, похвали, дай конфету!» Теперь мы стали подростками. Главные вопросы у тинейджера: «Папа, ты меня уважаешь?! Зачем ты мне врешь?!» А программы никакой — какая программа может быть у подростка? Теперь нам надо идти дальше — к взрослению».
Рейтинг: 0 Голосов: 0 790 просмотров
Оцените статью: НравитсяНе нравится
Комментарии (0)