Александр Малинский30 ноября 2014 - ВМС США адаптируется к воинам 6-го поколения

article357.jpg
Инициатива Соединенных Штатов в смене поколения войн продемонстрировала не только уверенность мирового лидера в занимаемом положении, но и недосягаемую в ближайшие десятилетия мощь национальных ВМС, их готовность к защите «американских» интересов в любой ситуации, в любой точке Мирового океана и перед любым противником.
 
 Основания для такой уверенности выглядят достаточно убедительно: — численность личного состава ВМС увеличилась по сравнению с началом 2003 года почти на 4% и достигла 400 тыс. человек (на 01.01.2003г. составляла 385,4 тыс.чел.); — корабельный состав основных боевых классов практически не изменился относительно уровня 2003 года и состоит из 18 ПЛАРБ типа вОЬю», 54 многоцелевых атомных подводных лодок, 27 крейсеров типа «Ticooderoga». 51 эсминца УРО двух типов и 33 фрегатов УРО типа «Oliver Н.Реггу». Следует отметить сокращение количества эсминцев с 57 до 51 единицы при общем росте боевых возможностей за счет увеличения числа кораблей типа «Arteigh Burke» с 38 до 41: — в настоящее время личный состав авиации ВМС насчитывает 98,588 тыс. человек против 70.23 тысяч на 01.01.2003 г.
 
По сравнению с 2003 годом при сохранении общего числа летательных аппаратов (1806 против 1802 в 2003 году) произошел количественный рост истребителей-штурмовиков F/A-18 различных модификаций с 540 до 555 при снижении числа истребителей завоевания превосходства в воздухе F-14 со 157 до 145. Корпус морской пехоты, насчитывающий 174,4 тыс. человек, не претерпел изменений в тяжелом вооружении и авиационном парке. Как видим, в настоящее время происходит усиление ударной составляющей ВМС США для борьбы против берега за счет увеличения количества носителей крылатых ракет «Tomahawk» и палубных самолетов с высокоточным оружием.
 
Тем не менее Администрация Президента считает необходимым «трансформировать» вооруженные силы, в том числе состав и боевые возможности флота, в соответствие с «вызовами и угрозами XXI века». Это связано с резкой критикой в адрес Министерства обороны США в 90-х годах за «чисто механическое» сокращение вооруженных сил после окончания «холодной войны». Считалось, что таким образом сохранялся сокращенный вариант вооруженных сил периода «хоподной» войны, несоответствующий происходящим изменениям в военно-политической обстановке в мире и способах ведения перспективных войн.
 
В процессе формирования базовых положений по трансформированию вооруженных сил министр обороны Д.Рамсфелд заявил о необходимости изменения подхода к оборонному планированию: «В данной модели на первое место выдвигается вопрос, каким образом противник мог бы вести боевые действия, а не кто конкретно будет этим противником и где начнется войнах». Продекларированное изменение в способах ведения современных войн при амбициозности внешней политики Вашингтона не исключает противостояния с ядерными державами и. как следствие, возможности ядерного конфликта с ними. Поэтому морские силы ядерного сдерживания и стратегические подводные ракетоносцы как их наименее уязвимая основа (по количеству стратегических ядерных боеголовок ВМС занимают первое место в ядерной триаде США — 69.1%), будут сохранять свою значимость, по крайней мере, в первой четверти нового столетия.
 
При этом прогнозируется повышение роли многоцелевых атомных подводных лодок с крылатыми ракетами в борьбе флота против берега. В результате достигнутых соглашений о сокращении стратегических наступательных вооружений командование ВМС США приняло решение о сокращении числа стратегических подводных ракетоносцев типа «Ohio» с 18 до 14. Четыре выводимые из состава наступательных сил ПЛАРБ подпежат переоборудованию в носители крылатых ракет типа «Tomahawk». Габариты пусковой шахты для ракет «Trident» позволяют разместить в ней семь крылатых ракет «Tomahawk». Таким образом, каждая переоборудованная лодка может нести до 154 крылатых ракет, которые могут быть запущены в течение 6 минут.
 
Переоборудование связано с полученными результатами проведенных по заданию Комитета начальников штабов исследований, которые определили необходимое количество многоцелевых атомных подводных лодок на уровне 55-68 единиц до 2015 года и 62-76 — до 2025 года. Количество лодок, находящихся в настоящее время 8 составе флота, признано минимально допустимым с учетом оперативных потребностей — не менее 20 кораблей должны находиться на боевом дежурстве в море в любое время. Предлагаемое продление сроков службы, переоборудование и последующая переклассификация рассматриваются как временное решение данной проблемы. Увеличение темпов строительства и количества подлодок стоящих на вооружении типов считается нереальным и нецелесообразным по финансовым соображениям. В связи с этим предпринимаются попытки решить проблему двумя путями: — первый, организационный — повысить интенсивность эксплуатации лодок назначением двух экипажей на каждый корабль; — второй, технический — создать подводную лодку более совершенной конструкции и новые системы морских вооружений. Повышение скрытности действия и относительной неуязвимости остается постоянно действующим требованием при проектировании перспективных лодок.
 
Планируемое расширение перечня боевых задач требует увеличения боезапаса на борту. Пути реализации этого требования заключаются в создании новых систем хранения и запуска оружия, размещения пусковых установок контейнерного типа вне прочного корпуса, уменьшении массогабаритных характеристик и унификации оружия разных систем. В настоящее время на верфях фирм «Electrik Boat» и «Newport News Shipbuilding» ведется строительство лодок нового типа «Virdginia», но одновременно с этим уже находятся в проработке несколько проектов перспективных атомных подводных лодок — «Virdginia-Ptus», «Merrimac», «Renegade-1» и «Renegade-2».
 
Если скрытность в боевых действиях является достоинством подводной лодки, то именно скрытность является существенным недостатком лодки для публичной демонстрации американской внешней политики. Используемые, как правило, с этой целью авианосцы по праву и по достоинству представляют боевую мощь американского флота. Последние годы в строю находятся 12 многоцелевых авианосцев, 10 из которых с ядерной энергетической установкой. Отсутствие для таких авианосцев ограничений по дальности плавания обеспечивает высокую мобильность. Командование ВМС считает необходимым для выполнения планируемых боевых задач иметь в составе флота 15 авианосцев. Однако высокая стоимость строительства (свыше 5 млрд долларов) и содержания не позволяют увеличить их количество в составе действующего флота. В 2008 году был достроен последний, десятый по счету, атомный авианосец CVN-76 «Ronald Reagan», после чего строительство последующих кораблей намечается вести по новому проекту.
 
Полное водоизмещение новых авианосцев будет превышать 100 тыс. тонн, а увеличенные габариты полетной палубы позволят обеспечить полеты перспективных боевых пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов практически в любых метеоусловиях. Длительное обсуждение типа главной энергетической установки для перспективного авианосца завершилось выбором ядерной, обеспечивающей экстренную переброску корабля в зону боевых действий на высокой скорости без дозаправки топливом, преодолевая в сутки до 700 морских миль.
 
Кроме дополнительных технических требований по снижению заметности корабля по физическим полям существуют и экономические — сокращение численности экипажа до 2,5 тысяч человек и стоимости строительства и эксплуатационных расходов на 20%. Боевая мощь авианосца определяется возможностями и техническим состоянием базирующейся на нем авиации. Поэтому особое внимание уделяется авиационному вооружению и боевым самолетам, средний возраст которых в настоящее время достиг 18 лет.
 
Типовой состав авиакрыла американской палубной авиации в 2008 году включал 14 истребителей F-14 «Tomcat», 36 истребителей-штурмовиков F/A-18 C/D «Hornet», четыре самолета дальнего радиолокационного обнаружения Е-2С «Hawkeye», четыре самолета радиоэлектронной борьбы (РЭБ) ЕА-6В «Prowler», восемь противолодочных самолетов S-3B «Viking», два самолета радиотехнической разведки ES-3A «Viking», шесть вертолетов ПЛО SH-60 и два вертолета обеспечения НН-60 «Sea Hawk» — всего не менее 76 машин С 2001 года истребители F-14 начали заменяться F/A-18 E/F «Super Hornet».
 
В настоящее время двухместный истребитепь F/A-18F заменил и истребитель F-14, решающий задачи ПВО авианосного соединения, и палубный самолет РЭБ ЕА-6В, а также выполняет роль самолета управления и наведения. Одноместный F/A-18E должен решать задачи истребителя завоевания превосходства в воздухе и заменил палубный штурмовик А-6Е «Intruder». Причина замены кроется в неравноценности использования истребителей-штурмовиков F/A-18C и истребителей F-14B/D, модернизированных модификаций для нанесения бомбовых ударов по наземным целям, вместо снятых с вооружения в 1998 году палубных штурмовиков А-6Е.
 
Модификация «Super Hornet» имеет увеличенную боевую нагрузку (свыше 8000 кг на 11 узлах подвески вместо 9 узлов на F/A-18C) и увеличенный на 33% запас топлива, что практически уравнивает их боевой радиус действия со снятым с вооружения штурмовиком. Кроме этого, замена F-14 самолетом F/A-18 модификаций E/F была связана с завершением к 2008 году установленных максимальных сроков эксплуатации F-14 и экономической целесообразностью — стоимость одного часа полета истребителя F-14A составляет около 17000 долларов, а истребителя-штурмовика F/A-18E/F — менее 7000. Таким образом, годовое содержание типового авиакрыла палубной авиации образца 2000 года обходилось государству почти в 227 млн долларов, а к 2010 году снизилось до 160 млн, что в общем случае даст ежегодную экономию на боевом составе палубной авиации около 800 млн долларов.
 
Основной многоцелевой палубный самолет F/A-18E/F может нести большую номенклатуру авиационного вооружения в 30 различных комбинациях: в его состав входят ракеты класса «воздух-воздух» AIM-9 «Sidewinder». AIM-7 «Sparrow», AIM-120 A/В AMRAAM, тактические крылатые ракеты AGM-84H SLAMERD и JASSM, ракеты класса «воздух-поверхность» AGM-65E «Maveric», ПКР AGM-84D «Нагрооп». противорадиолокационные ракеты AGM — 88А HARM, корректируемые авиабомбы, в том числе высокоточные JDAM и JSOVY, свободнопадающие бомбы, мины, неуправляемые ракеты и т.д. И тем не менее стоимость истребителя данных модификаций оставалась довольно высокой — 43,6 млн долларов. Поэтому особую надежду в ВМС США возлагают на замену «Super Hornet» после 2010 года палубным многоцелевым истребителем пятого поколения F-35C.
 
Малозаметный истребитель, разрабатываемый по программе JSF (Joint Strike Fighter). — «три самолета в одном» должен не только полностью заменить в борьбе против берега штурмовик «Intruder», но и стоить флоту дешевле «Super Hornet» — 32,5 млн долларов. Отличительными особенностями F-35C, по сравнению с вариантами F-35A (со стандартным взлетом и посадкой) и F-35B (с коротким взлетом и вертикальной посадкой), является то, что взлет истребителя осуществляется при помощи катапульты, а посадка на палубу авианосца — с использованием аэрофинишера. В связи с повышенными нагрузками внутренняя конструкция F-35C упрочнена. Хвостовая часть самолета содержит элементы, изготовленные из титана. Первый полет самолета F-35C состоялся в 2009 году. По сравнению с другими вариантами. F-35C имеет на 30% большую площадь крыла, увеличенную площадь хвостового оперения и поверхностей управления, оснащен концевыми элеронами для обеспечения высокой управляемости при малых скоростях посадки на палубу авианосца.
 
Час полета F-35 обойдется в 30.7 тысяч долларов, что сопоставимо с аналогичным показателем истребителя четвертого поколения F-15. При этом, по расчетам американских специалистов, боевой радиус действия F-35C нормальной взлетной массы — с двумя управляемыми авиабомбами GBU-31 калибра 2000 фунтов (более 900 кг) — JDAM и двумя ракетами AIM-120C AMRAAM во внутрифюзеляжном отсеке может достигать 1300 км без дозаправки топливом в воздухе. Максимальная боевая нагрузка в 7700 кг может размещаться во внутрифюзеляжном отсеке и на внешних узлах подвески: — в бомбовом отсеке — управляемые авиабомбы GBU-32 и GBU-31 калибра 1000 и 2000 фунтов соответственно, управляемые авиакассеты AGM-154A (JSOW). ракеты класса «воздух-воздух» AIM-120C AMRAAM. AIM-132 ASRAAM; — управляемые ракеты AGM-158 (JASSM) и AIM-9X «Sidewinder» классов «воздух-земля» и а воздух-воздух» соответственно. а также авиабомбы GBU-12 калибра 500 фунтов с лазерной системой самонаведения — на внешних узлах подвески.
 
Однако размещение вооружения на внешней подвеске, как известно, влияет не только на летно-технические характеристики, но и существенно повышает радиолокационную заметность самолета. Поэтому внешние узлы для подвески боеприпасов будут использоваться только после завоевания превосходства в воздухе и подавления средств ПВО противника. Истребители F-35C. кроме того, не планируется вооружать AIM-120 А/В AMRAAM. AGM-65A/B «Mavenck». AGM-84H SLAM-ER. AGM-84C/D «Harpoon» как образцами устаревшего вооружения Однако на вооружении самолета остается встроенная авиационная пушка. Многоцелевые истребители F-35C станут основными ударными самолетами палубной авиации ВМС США до 2050 года.
 
Планируемый состав вооружения этого истребителя позволяет предположить использование его. как и авианосца, в основном для борьбы флота против наземных целей. Однако в рамках этой общей задачи существует другая, частная задача противокорабельной борьбы, решение которой, по всей вероятности, будет возлагаться в будущем на противокорабельные ракетные комплексы кораблей охранения и беспилотные ударные летательные аппараты самих авианосцев. С другой стороны, такой состав вооружения основного палубного истребителя говорит об устойчивой уверенности США в долгосрочном сохранении подавляющего превосходства своего флота над ВМС потенциальных противников. Кроме этого, большой опыт американских разработчиков в модернизации боевой техники позволяет вовремя отслеживать и практически реагировать на появление прорывных технологии или новых решений в военной технике большинства стран.
 
Эффективность решения боевой авиацией поставленных задач все в большей степени будет зависеть от своевременности и достоверности действий, обеспечивающих разведку целей и управление воздушным боем. Естественно. создавая авианосец и палубную авиацию как единую боевую систему, особое внимание в настоящее время должно уделяться модернизации или замене новыми образцами авиационных средств дальней радиолокационной разведки и управления, а также радиоэлектронной борьбы и противодействия. Поступление на вооружение палубной авиации новых образцов оружия, увеличение количества носителей этого оружия в составе авиакрыла уже дало свои результаты: — во время операции «Буря в пустыне » ударные самолеты типового авиакрыла были способны нанести при нормальных погодных условиях в дневное время по точечным целям около 160 ударов, в 2001 году количество таких ударов выросло в 4 раза; — в настоящее время палубная авиация способна наносить воздушные удары по 70% предназначенных для уничтожения целей в глубине территории противника.
 
Одним из перспективных направлений совершенствования военно-морской техники является создание разведывательных и ударных малозаметных беспилотных летательных аппаратов для действия с авианосцев против берега. Не исключено, что планам создания и строительства авианосца с беспилотными летательными аппаратами будут противопоставлены планы строительства его альтернативы — корабля XXI века — «арсенала». Проекты компьютеризированного носителя большого количества высокоточного оружия в универсальных вертикальных пусковых установках существуют в США и Франции. При общем боезапасе в две тысячи ракет различного назначения около 500 ракет будут находиться в пусковых установках. Экипаж такого корабля не должен, по мнению специалистов, превышать двух десятков человек. При этом рассматривался вариант ведения боя в безэкипажном режиме, под руководством автоматической системы управления и корректирующих команд с корабля управления. В проекте предусматривалось изменение осадки при переводе корабля в боевую готовность с целью снижения его заметности и повышения боевой устойчивости. Однако реализация этих проектов под силу экономически развитым морским державам, обладающими (или. по крайней мере, стремящимся к этому) океанскими военными флотами.
 
Тем не менее послевоенные прогнозы многих военных теоретиков о бесперспективности крупных боевых надводных кораблей оказались несоответствующими действительности, как впрочем и попытка заменить их ракетными катерами. Проводимые в конце прошлого столетия исследования подтвердили необходимость в надводных боевых кораблях, при этом количественные потребности для ВМС США в крупных надводных кораблях колебались в широком диапазоне от 134 до 194 крейсеров, эсминцев и фрегатов (при этом министерством обороны США количество кораблей указанных классов стабильно ограничивалось 116 единицами). Результаты последних исследований показали минимальный уровень в 138 кораблей при следующей структуре корабельного состава: 30 крейсеров и 66 эсминцев УРО, оснащенных системой МФКС «Aegis». 30 эсминцев проекта DD-21 и 12 фрегатов УРО.
 
В США после завершения программы строительства эсминцев типа «Arleigh Burke», которыми заменялись эсминцы типа «Spruance», планировалось строительство крупной серии перспективных ракетных надводных кораблей, именовавшихся эсминцами УРО XXI века — DD-21. Предполагалось, что эти эсминцы станут единым многоцелевым надводным кораблем ВМС США. Однако научно-исследовательские работы (с 1998 года) по формированию облика этого корабля постепенно трансформировались в программу, получившую обозначение «проект DD(X)». Оказалось, что создать абсолютно универсальный боевой корабль для решения широкого спектра боевых задач — от подавления сопротивления противника в воздухе и на море до подавления объектов противника на берегу и в глубине территории — практически невозможно в разумных размерениях и стоимости.
 
Программа предусматривает создание нескольких проектов кораблей разных классов: — эсминца DD(X). в задачи которого будет входить борьба с подводными лодками и надводными кораблями (флот против флота), поражение наземных объектов инфраструктуры государства и при необходимости сухопутных формирований противника (флот против берега): — крейсера CG(X). основной задачей которого будет обеспечение противовоздушной и противоракетной обороны объединенных оперативных формирований, то есть создание региональной ПВО/ПРО на морском ТВД; — корабля прибрежной зоны LCS (Littoral Combat Ship), на который возлагается выполнение ряда специфических задач в прибрежной зоне противника. В основном это борьба с подводными лодками противника в прибрежных районах, отражение атак быстроходных катеров, уничтожение мин, поддержка действий разведывательно-диверсионных групп, установление и поддержание режима блокады портов и баз.
 
Несмотря на запланированное создание кораблей различных классов, сохраняются требования по унификации вооружения. максимальному сближению корпусов эсминца и крейсера по размерениям и форме, энергетических установок, ряда других систем и механизмов. Отличие кораблей заключается в составе вооружений. Эсминец планируется оснастить разнесенной по бортам установкой вертикального пуска на 128 ячеек, что при существующей конструкции загрузочных устройств позволяет загрузить 122 крылатые ракеты «Tomahawk», зенитные ракеты «Standard» различных модификаций и противолодочные ракеты «Asroc». Для огневой поддержки десантных операций предусматривается вооружить корабли 155-мм артиллерийскими установка ми с дальностью стрельбы не менее 180 км. В качестве основного боеприпаса для стрельбы на такую дальность будут использоваться управляемые снаряды улучшенной аэродинамики с донным газогенератором (или активно-реактивный снаряд).
 
Крейсера нового проекта должны заменять крейсера типа «Ticonderoga» по мере их вывода из состава действующего флота после 2018 года. С учетом их функциональной предназначенности можно предположить, что основу ракетного боекомппекта будут составлять зенитные управляемые ракеты «Standard-2» модификации СЮ для решения задач ПВО и oStandard-З» для борьбы с баллистическими ракетами. По всей вероятности, соотношение ракетного оружия различного назначения в штатном боекомплекте будет аналогичным соотношениям в крейсерах типа «Ticonderoga», что не исключает полной ориентации боекомплекта на решение узкоспециализированной задачи. Подобная практика использовалась в войне против Ирака. В таком случае основу боекомплекта эсминцев с учетом решаемых задач должны составлять крылатые ракеты семейства «Tomahawk» Block II модификации B/C/D, Block III и «Tactical Tomahawk» Block IV в зависимости от поставленных целей. Учитывая многоцелевое назначение этих кораблей, штатный боекомплект будет включать всю номенклатуру ракетного оружия.
 
В настоящее время Штаб ВМС США проводит исследования по формированию облика малых кораблей для обеспечения боевых действий основных сип флота в прибрежных районах. Одними из основных требований являются высокая скорость хода (50-60 узлов) и небольшая осадка. Исходя из предполагаемого состава вооружений, специалисты считают, что водоизмещение кораблей LCS составит 1000-1500 тонн, а стоимость — 250 млн долларов. Потребность флота в таких кораблях оценивается в 30-60 единиц. Немалую роль в создании подобных кораблей играет вероятность проведения террористических актов против боевых кораблей в качестве асимметричных ответов. Среди кораблей и вспомогательных судов других классов наибольшее внимание уделяется строительству десантных кораблей. Такое внимание объясняется особой ролью морской пехоты в интервенционистских задачах флота. При этом особое внимание уделяется высадке большой массы войск и военной техники в крайне сжатые сроки, а также эффективной огневой поддержке войск в десантной операции. Дальность стрельбы стоящих на вооружении 127-мм артиллерийских установок Мк 45 мод.4 и разрабатываемых 155-мм AGS (100 морских миль) не отвечает требованиям командования ВМС по глубине огневой поддержки войск в 200 морских миль. Поэтому в качестве перспективных огневых средств поддержки в настоящее время рассматриваются управляемые ракеты ALAM или корабельный вариант оперативно-тактической ракеты ATACMS.
Рейтинг: 0 Голосов: 0 1007 просмотров
Оцените статью: НравитсяНе нравится
Комментарии (0)